Библиотека
Исследователям Катынского дела

Тройственный пакт. Германская агрессия в Юго-Восточной Европе

После разгрома Франции, по мнению гитлеровского руководства, надобность в договоре о ненападении с СССР для Германии практически отпала. Гитлеровцы взяли курс на непосредственную подготовку войны против СССР. Все действия фашистской Германии свидетельствовали о переходе к завершению подготовки к такому нападению. С переходом непосредственно к подготовке агрессии против СССР правящей фашистской кликой Германии была разработана и соответствующая внешнеполитическая линия. Как пишет западногерманский историк Грейнер, спустя неделю после подписания перемирия с Францией, 29 июля 1940 г., генерал Иодль, вернувшийся от Гитлера, на секретном совещании в оперативном отделе верховного командования сообщил, что «фюрер имеет намерение сокрушить Советскую Россию силой оружия». В тот же день под строгим секретом Иодль сказал генералу Варлимонту, что Гитлер намерен заключить мир с Англией и затем, напав на Советский Союз, уничтожить его1.

Тогда же ставка верховного главнокомандования германской армии из Фонтенбло (Франция) начала перемещаться на Восток. С этого времени вся деятельность германской дипломатии была направлена на создание благоприятных внешнеполитических условий для войны против СССР.

Ее задача сводилась к достижению следующих целей:

1) избежать войны на два фронта путем заключения мира на Западе, с понесшей большие потери, но еще непокоренной Англией;

2) замаскировать подготовку войны против СССР;

3) сколотить наиболее реакционные силы в фашистском военном блоке для вооруженного нападения на Советскую страну.

Обманом, ложью, лестью и изощренными интригами гитлеровские дипломаты усыпляли бдительность народов и подготавливали их порабощение немецкими войсками. Германское министерство иностранных дел действовало в тесном контакте с контрразведкой и ОКВ. В абвере имелся специальный отдел для связи с министерством иностранных дел. Многие представители абвера служили чиновниками в германских посольствах и миссиях.

В апреле 1941 г. Риббентроп создал в министерстве иностранных дел специальный «русский комитет», который координировал дипломатические акции МИДа по обеспечению подготовки агрессии против СССР с деятельностью штаба ОКВ и контрразведки2.

Опасаясь разглашения своего коварного антисоветского плана, гитлеровцы до поры до времени не информировали о нем даже некоторых своих союзников. Не объясняя мотивов своих действий, Гитлер в июне-июле 1940 г. неоднократно отклонял предложения Муссолини об использовании итальянских сухопутных и воздушных сил для участия в нападении на Англию3.

3 февраля 1941 г. Гитлер дал указание, чтобы антисоветские соглашения с союзниками не заключались до тех пор, «пока существует какая-либо необходимость в маскировке»4. Именно по этой причине правительство фашистской Германии не сообщило своему союзнику Японии дату нападения на СССР.

Как отмечал в своем меморандуме от 7 мая 1941 г. Вейцзекер, в ответ на вопрос японского посла Ошима о состоянии германо-советских отношений он ответил, что они остаются без изменений, а концентрация германских войск на Востоке производится в оборонительных целях. Вейцзекер далее записал, что так как вопрос о германо-советских отношениях продолжает дебатироваться в дипломатических кругах в Берлине, то он дал аналогичный ответ и другим дипломатам5.

Германская дипломатия усиливала активность по сколачиванию антисоветского агрессивного блока.. Стремясь навязать Советскому Союзу войну на два фронта, Германия предпринимала попытки возобновить прерванные в августе 1939 г. переговоры с Японией о заключении военного союза. В этом стремлении она встретила благоприятный отклик в правящих кругах Японии, которые после провала их авантюры в районе Халхин-Гола, а также в связи с обостряющимися противоречиями с США решили укрепить свои отношения с Германией для совместных действий по переделу империалистических сфер влияния. Особенно актуальной эта проблема стала после капитуляции Франции, в связи с чем возник вопрос о судьбе ее дальневосточных владений и владений Голландии.

В сентябре 1940 г. в Токио проходила завершающая стадия германо-японских переговоров, где при обсуждении проекта тройственного пакта германская делегация фактически представляла Италию.

Переговоры завершились подписанием 27 сентября 1940 г. в Берлине германо-японо-итальянского пакта, который окончательно оформил блок фашистских агрессоров.

Прикрываясь лицемерными фразами о необходимости длительного мира, три агрессивные державы в опубликованной части пакта заявляли, что Япония признает и уважает руководящую роль Германии и Италии в установлении «нового порядка» в Европе (ст. 1), а Германия и Италия признают и уважают руководящую роль Японии в установлении «нового порядка» в «великой Восточной Азии» (ст. 2). Далее три договаривающиеся державы обещали помогать друг другу всеми политическими, экономическими и военными средствами, если одна из трех договаривающихся сторон подвергнется нападению какой-либо другой державы, которая сейчас не участвует в европейской войне или в китайско-японском конфликте (ст. 3)6.

Предусматривалось также создание технической комиссии для реализации пакта (ст. 4). По предложению японского правительства Германия, Италия и Япония сделали специальное заявление (ст. 5) о том, что этот пакт не затрагивает политического статуса, существующего между участниками пакта и СССР. Пакт заключался сроком на 10 лет (ст. 6)7. К пакту прилагались секретный протокол и ряд приложений. Секретным протоколом предусматривалось создание объединенной военно-морской комиссии и комиссий по экономическим вопросам. Планировались взаимный обмен изобретениями и проектами военного характера, взаимное снабжение военным снаряжением и вооружением, обмен техническим персоналом. В секретных соглашениях говорилось, что в случае возникновения вооруженного конфликта между Японией и Великобританией Германия сделает все необходимое для помощи Японии.

Было достигнуто соглашение и по вопросу о бывших германских тихоокеанских владениях, находившихся под японским мандатом. Они оставались во владении Японии при условии, что Германия получит соответствующую компенсацию8.

Этот тройственный, или Берлинский, пакт был направлен на дальнейшее расширение войны и способствовал вовлечению в нее новых народов и государств. Он был направлен против западных государств (ст. 3), в том числе против Соединенных Штатов Америки, но главное его острие было нацелено против СССР.

Несмотря на оговорки, содержавшиеся в ст. 5 пакта, о том, что он не направлен против Советского Союза, в последующих заявлениях представителей Японии и Германии подчеркивалась антисоветская направленность пакта. Так, министр иностранных дел Японии Мацуоко говорил 16 сентября 1940 г.: «Хотя и существует договор о ненападении (между СССР и Германией. — В.Ф.), однако Япония окажет помощь Германии в случае советско-германской войны, а Германия окажет помощь Японии в случае русско-японской войны». В свою очередь Риббентроп, характеризуя значение этого пакта, заявил: «Эта палка будет иметь два конца — против России и против Америки»9.

С подписанием тройственного пакта фашистские государства — Германия, Италия, а также милитаристская Япония — официально провозгласили курс на создание «нового порядка» в Европе и Азии, основанного на порабощении и истреблении народов оккупированных стран. Вскоре к этому агрессивному военному союзу присоединился ряд других правящих реакционных режимов в странах Азии и Европы.

После заключения тройственного пакта с Японией и Италией фашистская Германия усилила борьбу за господство в странах Юго-Восточной Европы, за обеспечение своего правого фланга в предстоящей войне.

Полуофициальный бюллетень «Динст аус Дейчланд», отображавший точку зрения германского МИДа, писал 15 декабря 1940 г.: «...создание пакта трех держав названо в международной прессе «первым туром». Во «втором туре» начато разрешение проблемы Юго-Восточной Европы. Поэтому следует ожидать, что дальнейший тур будет, без сомнения, посвящен укреплению позиции «оси» в юго-восточном пространстве Европы»10. Природные богатства этих стран, их людские и продовольственные ресурсы, а также их важное стратегическое положение привлекали пристальное внимание германского империализма еще в период подготовки к войне за мировое господство.

До первой мировой войны около 43% всего ввоза Германии составляли товары, приобретенные ею вне Европы и доставляемые морским путем11. В связи с англо-французской блокадой в годы войны это тяжело отразилось на экономике Германии. Учтя эти уроки, при подготовке ко второй мировой войне усилия фашистской Германии были направлены на то, чтобы изменить направление своей внешней торговли и перенести центр тяжести на юго-восток Европы.

Еще задолго до войны происходила широкая экономическая и политическая экспансия германского империализма в эти страны. Германская агрессивная политика в странах Юго-Восточной Европы являлась продолжением прежней экспансионистской политики германского империализма, потерпевшей крах в первой мировой войне.

Уже в 1936 г., когда подготовка войны вступила в решающую стадию и когда был провозглашен второй четырехлетний план, «третья империя» начала строить свои внешнеторговые отношения с учетом стратегических планов захвата европейского континента, ожидая, что благодаря своей военной силе ей удастся господствовать над сухопутными путями12.

В докладе Центральноевропейского экономического совета (Германской торговой палаты), составленном в августе-декабре 1939 г., прямо говорилось, что «Юго-Восточной Европе надлежит возместить дефицит Германии в сырье, продовольствии и рабочей силе...»13

Воспользовавшись политикой поощрения немецко-фашистской агрессии, проводившейся правительствами западных империалистических государств, Германия к 1938 г. уже заняла первое место во внешней торговле этих стран. Накануне и в первый период войны фашистская Германия еще более усилила свою экспансию в странах Юго-Восточной Европы.

Из продукции стран Юго-Восточной Европы особую ценность для Германии представляли нефть, цветные металлы и продукты питания.

Румыния как источник нефти, пшеницы и леса являлась предметом особых империалистических вожделений Германии. После первой мировой войны Германия была совершенно вытеснена Англией, Францией и США из Румынии, как и из ряда других стран Юго-Восточной Европы. Накануне и в первый период второй мировой войны Германия предпринимала усиленные попытки вытеснить из Румынии другие страны и полностью подчинить ее своему влиянию.

В связи с тем, что война, к которой готовилась фашистская Германия, требовала колоссального количества нефти, а она не имела своих нефтяных источников (производство нефти синтетическим путем могло покрыть лишь небольшую часть потребностей Германии), кроме того, доставка нефти морским путем сразу же после начала войны должна была прекратиться, гитлеровское правительство прибегло к самым агрессивным действиям, чтобы подчинить Румынию — этот единственный возможный источник нефти на континенте Европы.

Югославия представляла для Германии интерес не только как источник сельскохозяйственных продуктов, но и как страна, обладающая богатейшими запасами полезных ископаемых. Она занимала первое место в Европе (после СССР) по добыче меди, являлась важнейшим поставщиком в Германию бокситов, свинца, цинка, хрома.

Венгрия, имеющая богатейшие в Европе месторождения бокситов, также притягивала к себе интересы Германии. Почти 100% добычи бокситов вывозила Германия. В докладе Центральноевропейского экономического совета от 6 декабря 1939 г. сообщалось, что в Венгрии для Германии представляют интерес запасы угля и бокситов: «Особенно большое значение для Германии имеет возможность быстрого подъема добычи бокситов..., тем более что вследствие английской морской блокады перевозка югославских бокситов возможна лишь в тяжелых условиях по железным дорогам и внутренним водным путям»14.

Внимание империалистической Германии было обращено и на Грецию, располагавшую залежами никеля и других металлов.

Важнейшее значение имели для фашистской Германии страны Юго-Восточной Европы также как источники сельскохозяйственного сырья. В докладе Центральноевропейского экономического совета от 9 сентября 1939 г. отмечалось: «...истинная проблема развития народного хозяйства Юго-Восточной Европы, как и прежде, лежит в сельском хозяйстве»15. В докладе указывалось, что до войны Германия ввозила из заморских Стран и стран Европы сельскохозяйственных продуктов на 3 млрд, марок. Сейчас этот пробел должны были восполнить главным образом страны Юго-Восточной Европы16, в первую очередь Румыния, Югославия, Болгария и Венгрия. Далее указывалось, что эту задачу можно будет выполнить только в том случае, если вся экономика стран Юго-Восточной Европы тотально будет перестроена для удовлетворения потребностей Германии, к чему создались благоприятные возможности. «...Германия будет иметь возможность покрыть свою потребность в сельскохозяйственной продукции... почти полностью за счет стран Юго-Восточной Европы»17.

Германскими институтами, статистическими ведомствами еще задолго до войны были составлены 25—30-летние планы колонизации стран Юго-Восточной Европы. При этом особое внимание в их рекомендациях обращалось на необходимость сохранения низкого жизненного уровня трудящихся масс этих стран, которые должны были быть превращены в колониальных рабов германского империализма.

Исключительно важное значение в агрессивных планах гитлеровского империализма занимали страны Юго-Восточной Европы благодаря их стратегическому положению вблизи границ СССР, а также на путях германской колониальной экспансии в страны Малой Азии и Африки.

Готовясь к мировой войне, Германия уделяла большое внимание путям сообщения на Балканах. Основными путями связи Германии со странами Юго-Восточной Европы являлись железные дороги. Однако слабость железнодорожной сети была большим препятствием в осуществлении германских планов. В результате образования на развалинах Австро-Венгрии ряда новых государств железнодорожная сеть в этой части Европы была разобщена. Ограниченность экономических связей между странами Дунайского бассейна также вела к разобщению путей сообщения. Через Дунай в районе Югославии, Болгарии и Румынии имелось всего два моста. Этот могучий транспортный путь в результате политики империалистических держав, вместо того, чтобы служить целям экономических и политических связей народов стран Юго-Восточной Европы, разъединял их.

Германия придавала особое значение железнодорожным путям Югославии, которые являлись также транзитным путем для связи с Болгарией, Турцией, Грецией. «Югославские железные дороги, — отмечалось в докладе Центральноевропейского экономического совета от 17 ноября 1939 г., — в связи с обсуждаемой в настоящее время проблемой заслуживают совершенно особого внимания. С выпадением северных международных путей сообщения со странами Юго-Восточной Европы югославские железные дороги приобретают исключительное значение»18. В связи с этим Германия планировала строительство второго железнодорожного пути для связи Болгарии с Югославией, Румынии с Югославией, строительство железнодорожных путей к местам добычи стратегического сырья в Болгарии, Югославии и особенно в Румынии в целях увеличения вывоза нефти в Германию. Для облегчения колонизации стран Балканского полуострова, а также в военно-стратегических целях предусматривалось установление единой железнодорожной сети внутри Балканского полуострова под руководством Германии.

Учитывая слабое развитие железнодорожной сети, Германия уделяла большое внимание строительству шоссейных дорог на Балканах, которое имело исключительно военное значение. «...Необходимо с самого начала подчеркнуть, — говорилось в докладе, — значение шоссейных дорог для специальных (военных. — В.Ф.) интересов Германии»19. Особое внимание обращалось на улучшение путей сообщения вблизи границ Советского Союза.

Еще задолго до войны фашистская Германия сосредоточила внимание на Дунае — важнейшем транспортном пути, связывавшем Германию со странами Балканского полуострова. Разрабатывались грандиозные планы связи Дуная с реками Германии20.

После аншлюса Австрии Дунай непосредственно связывал Германию с Венгрией, Югославией, Румынией и Болгарией. Уже 26 марта 1938 г. по приказу Геринга были начаты работы по реконструкции Дуная на участке, проходящем через Австрию21. Был разработан проект четырехлетней реконструкции Дуная, предусматривалась и реконструкция его притоков: Савы, Моравы, Прута, связывающих его с глубинными районами Юго-Восточной Европы, а также соединение Дуная каналами с главными реками Германии (Рейном, Майном, Эльбой), т. е. ставилась задача создания прямого транспортного пути, который должен был обеспечить снабжение промышленных верхнесилезских и центральных районов Германии сельскохозяйственным сырьем из стран Юго-Восточной Европы22. Реконструкция Дуная, сквозное сообщение по нему также позволили бы избежать перегрузки на железнодорожный транспорт товаров, вывозимых в Германию из стран Юго-Восточной Европы.

В агрессивных планах фашистской Германии Дунай имел значение и для поддержания связи со странами Азии, для торговли с Турцией, Ираном и другими странами. В докладе Центрально-европейского экономического совета от 25 октября 1939 г. говорилось: «Ориентация германской экономики на юго-восток Европы не может ограничиться только западным побережьем Черного моря. Она должна распространяться на другие страны Ближнего Востока. Для такого расширения внешней торговли необходимы пути сообщения, которым не угрожала бы военная опасность. В данном случае Дунай будет играть особую роль, поскольку он присоединится к сети водных путей Германии. Дунай может соединить с германским народным хозяйством, а также с Балтийским и Северным морями причерноморские страны. Этот путь не будет подвергаться опасностям, которые существуют в Средиземном море»23.

Так, еще до начала войны Германия, воспользовавшись мюнхенской политикой правительств Англии, Франции и США, значительно укрепила свои позиции в странах Юго-Восточной Европы, вытеснила из этого района своих империалистических конкурентов и создала благоприятные условия для полного экономического и политического порабощения этих стран и превращения их в плацдарм для агрессии против Советского Союза и других государств.

Значительное место в агрессивных планах гитлеровцев отводилось использованию реакционных, капитулянтских элементов в этих странах. Опасаясь роста революционного и демократического движения масс, значительная группа правящих кругов стран Юго-Восточной Европы (крупная буржуазия и остатки феодальной реакции) ради сохранения своего классового господства вступила в союз с германскими монополиями и способствовала осуществлению агрессивных планов фашистской Германии.

Подрывной деятельностью в странах Юго-Восточной Европы занимался ряд организаций, специально созданных для этой цели в Германии. Одной из них, являвшейся центром по организации шпионажа и диверсий, было Внешнеполитическое бюро Розенберга, которое работало в тесном контакте с верховным командованием вооруженных сил и министерством иностранных дел Германии. В канцелярии этого бюро имелись специальные отделы: Ближнего Востока, Юго-Востока Европы и т. д. Основной задачей Внешнеполитического бюро, как неоднократно говорил об этом Розенберг, была организация подрывной деятельности против СССР и граничащих с ним государств Восточной и Юго-Восточной Европы, являвшихся ближайшим объектом гитлеровской агрессии.

«Учитывая неизменное, исключительно враждебное отношение Советского правительства в Москве (к фашизму. — В.Ф.), — говорилось в «Кратком отчете бюро», — вновь организованное бюро уделяло особое внимание внутренней жизни Советского Союза и влиянию мирового большевизма на другие, в первую очередь европейские, государства. Бюро вступило в контакт с различными группами, которые объединились с нацистами для борьбы с большевизмом. При этом основное внимание в работе бюро направлено на народы и государства, граничащие с Советским Союзом»24.

Бюро Розенберга развило большую активность в странах Балканского полуострова, а также в Венгрии, Турции, Иране, Афганистане, Сирии, Ираке и в других странах Среднего и Ближнего Востока. Как свидетельствует отчет бюро за 1943 г., его деятельность приняла огромный размах. Оно оказывало экономическую и политическую поддержку германской агентуре; в ряде стран ему удавалось ставить своих агентов из числа представителей местной буржуазии во главе правительств. Так, бюро Розенберга способствовало назначению премьер-министром Венгрии Гембаша, который, являясь агентом бюро, способствовал экономическому и политическому порабощению Венгрии германским империализмом25. Позже эту задачу в Венгрии выполняла партия нилашистов, платная агентура гитлеровцев и другие многочисленные фашистские партии Венгрии.

Еще более изощренно действовало Внешнеполитическое бюро Розенберга в Румынии. «Здесь, — писал в отчете Розенберг, — нам не хватало руководящего политического вождя. После многочисленных попыток бюро нашло такого человека — бывшего министра, поэта Октавиана Гога»26. При поддержке Розенберга Гога был назначен премьер-министром Румынии27.

Внешнеполитическое бюро Розенберга находилось в тесном контакте с румынскими фашистами-железногвардейцами (легионерами) и их лидерами, германскими агентами Кодреану, Хориа Сима, И. Антонеску и др.

Для подрывной деятельности против Югославии гитлеровцы использовали все сепаратистские и шовинистические элементы: усташей Павелича, «Сбор» Льотича, ВМРО (македонское фашистское движение) Ванца Михайловича и др.28 Эта «пятая колонна» сыграла большую роль в подготовке и проведении немецко-фашистской агрессии против Югославии.

В Болгарии роль германской «пятой колонны» выполняли Саксен-Кобургская немецкая династия во главе с царем Борисом III и его реакционное окружение.

В Греции ряд высших чиновников в правительстве и генералов в армии был тесно связан с фашистской Германией.

Большую роль в подрыве безопасности народов стран Юго-Восточной Европы играли значительные группы немецкого национального меньшинства, проживавшего на этих территориях. В фашистской Германии существовало специальное учреждение — «Volksdeutsche Mittelstelle», которое наряду с иностранным отделом фашистской партии, возглавляемым Боле, являлось центром по организации «пятой колонны» из числа немецких национальных меньшинств в других странах.

Например, в Венгрии проживало около 500 тыс. немцев, живших в значительной части компактной массой. Районы, населенные ими, и стали центрами фашистской подрывной деятельности против Венгрии. Гитлеровцы открыто создавали здесь фашистские организации, а в 1940 г. они добились «специальных прав» для немецкого национального меньшинства.

В Румынии, по официальным данным, проживало около 745 тыс. немцев29. Гитлеровцы открыто вмешивались в их взаимоотношения с румынским правительством. Под нажимом Германии фашистская партийная организация этой группы была признана румынским правительством в ноябре 1940 г. «носительницей национальной воли немецкого народа». Германия использовала немецкое национальное меньшинство для шпионажа, диверсий, для поддержки прогерманских элементов в румынском правительстве. Еще зимой 1939/40 г. Германия производила в Румынии среди немецкого национального меньшинства набор для дивизий СС.

Югославия, где проживало 500 тыс. немцев, была разбита на фашистские «гау», куда еще до германской агрессии были назначены гитлеровские гаулейтеры. Под видом различных спортивных союзов проводилась военная подготовка гитлеровских агентов. После оккупации Югославии гитлеровцы из числа немецкого национального меньшинства сформировали дивизию СС «Принц Евгений», которая прославилась своими бесчинствами в Югославии30.

Страны Юго-Восточной Европы наводнялись в качестве «туристов», «коммивояжеров», «родственников» представителями германской контрразведки, иностранного отдела фашистской партии и Центрального управления «Фольксдейче», где с помощью многочисленной агентуры они занимались шпионажем, организовывали диверсии, убийства, провокации.

Для подрывной деятельности в странах Юго-Восточной Европы гитлеровцы широко использовали также многочисленных представителей германских монополий, находившихся в этих странах, которые снабжали германскую контрразведку, министерство иностранных дел весьма ценной военно-политической и экономической информацией. Особенно преуспевали в организации диверсий и провокаций в этих странах агенты «И.Г. Фарбениндустри», которые часто занимали руководящие посты в заграничных организациях фашистской партии и поддерживали тесный контакт с германскими посольствами и военными миссиями.

Дипломатические представительства Германии в этих странах также были превращены в центры подрывной деятельности. Например, при подготовке нападения на Югославию штат немецкого посольства в Белграде был увеличен до 500 человек. В марионеточной Словакии германский посол официально входил в состав правительства на правах министра. Различные организации фашистской Германии — контрразведка, иностранный отдел фашистской партии, Внешнеполитическое бюро Розенберга, министерство иностранных дел финансировали и всячески поддерживали фашистские и другие прогерманские элементы в этих странах. В тесном контакте эти организации Германии вели подрывную работу в странах Юго-Восточной Европы и подготавливали условия для их порабощения фашистской Германией.

С начала второй мировой войны страны Юго-Восточной Европы начали подвергаться усиленному нажиму как со стороны фашистской Германии, так и со стороны англо-французского блока. Фашистская Германия активизировала свои усилия на Балканах с целью полного захвата румынской нефти, без чего она не могла успешно вести военные действия, а также сырьевых и продовольственных ресурсов других стран. В свою очередь правительства Англии и Франции предпринимали попытки восстановить в странах Юго-Восточной Европы потерянные там в результате мюнхенской политики позиции, не допустить использования Германией военно-экономических ресурсов этих стран, попытаться вовлечь их в свой военный блок. Франция предпринимала попытки укрепить военно-политические союзы с этими странами, оживить деятельность Балканской и Малой Антант. Одновременно они оказывали давление на эти страны. Черчилль неоднократно выступал с требованием к Балканским странам «не кормить крокодилов», т. е. отказаться от поставок пищевых продуктов Германии31.

Правительство Франции в 1939—1940 гг. предпринимало попытки заключить с этими странами торговые и военно-политические соглашения и с этой целью направляло военные миссии в Югославию32, Румынию, Болгарию. Англия попыталась скупить стратегическое сырье на Балканах, чтобы помешать его вывозу в Германию. Англия особенно стремилась помешать снабжению Германии румынской нефтью. Английская разведка «Интеллидженс сервис» организовала диверсии, взрывы на нефтепромыслах. На нефтепромысле, находившемся в собственности англо-французского капитала, снизилась добыча нефти. Англия скупала нефтеналивные суда на Дунае и выводила их из строя33. Германия решила воспользоваться этим обстоятельством и под видом защиты нефтепромыслов взять их под свою охрану, т. е. фактически оккупировать нефтепромыслы Румынии и пути сообщения Румынии с Германией. С этой целью 8 декабря 1939 г. Румынию посетил начальник германской контрразведки Канарис, заключивший соглашение с контрразведкой Румынии, по которому охрану нефтепромыслов брала на себя германская контрразведка34.

Из числа немецкого национального меньшинства в Румынии германской контрразведкой формировались специальные отряды для охраны нефтепромыслов. С этой же целью с германских кораблей, проходивших по Дунаю, было высажено в Румынии 150 агентов немецкой контрразведки35.

Сильное давление оказывали Англия и Франция на Болгарию. Болгарское правительство, считая, что наступил благоприятный момент для возвращения потерянных после первой мировой войны территорий, пыталось лавировать между обеими воюющими группировками. Одновременно оно усиленно вооружало армию и подготовляло ревизионистские настроения в стране. Создавая видимость, что оно готово сотрудничать с Англией и Францией, болгарское правительство все более ориентировалось на Германию и Италию. В начале 1940 г. Болгарию посетил ряд представителей Англии и Франции36, а в конце 1939 — начале 1940 г. Англия резко увеличила свои закупки в Болгарии, как и в ряде других Балканских стран. Англия и Франция для давления на эти страны использовали займы, их валютные затруднения и всячески стремились к расширению торговых связей с ними, добиваясь сокращения их торговли с Германией.

Правительства Англии и Франции предприняли попытку создания под своей эгидой Балканского блока. С этой целью они не ограничивались только экономическим давлением, а сулили этим странам и территориальные компенсации. Все это привело к тому, что в правящих кругах стран Юго-Восточной Европы обострилась борьба между сторонниками англо-французской и германо-итальянской ориентации. Усилились ревизионистские устремления в правящих кругах Венгрии, Болгарии. Например, во время переговоров с правительством Болгарии английские представители обещали ей некоторые территории других Балканских государств, вопрос о которых должен был быть решен после войны. Но другие Балканские страны — Греция, Румыния, Югославия, за счет которых должны были быть удовлетворены ревизионистские претензии Болгарии, Венгрии, Турции, отнюдь не проявляли склонности к уступкам. Правда, Англии и Франции удалось добиться некоторого сближения Турции с рядом Балканских стран. В результате визита в начале 1940 г. турецкого министра иностранных дел в Лондон Турции был предоставлен на льготных условиях английский заем в 25 млн фунтов стерлингов. Английское правительство согласилось также закупить значительную партию турецких товаров и продать их странам Юго-Восточной Европы (хлопок, шерсть и др.). Тем самым была покрыта острая нужда в хлопке, ощущавшаяся в этих странах. В 1940 г. Турция заключила торговые договоры с Румынией, Югославией, Венгрией37. Однако в результате острых империалистических противоречий между Балканскими странами, противодействия фашистской Германии, которая вела усиленную подготовку к превращению стран Юго-Восточной Европы в плацдарм для агрессии против Советского Союза, большего Англии и Франции достичь не удалось.

Фашистская Германия после порабощения Польши все усилия направила на подготовку военных действий на северо-западе и западе Европы и в связи с этим временно стремилась не активизировать политического и военного наступления на Балканах, ограничиваясь главным образом экономической экспансией в эти страны. Основное внимание правительств Англии и Франции также было приковано к северным странам. Они стремились использовать советско-финляндский конфликт для того, чтобы превратить начавшуюся вторую мировую войну в войну мирового империализма против СССР. Странам Юго-Восточной Европы, так же как и Ближнему Востоку, в этих антисоветских планах англо-французского империализма отводилась значительная роль.

В свою очередь Италия предпринимала попытки использовать занятость Германии на западе с тем, чтобы укрепить свои позиции на Балканах, особенно в Румынии. Однако эти попытки Италии были пресечены Германией. Во время бременской встречи Гитлера с Муссолини 18 марта 1940 г. была подтверждена предыдущая договоренность о проведении «совместной политики в войне». После вступления в войну фашистской Италии и разгрома Франции создалась весьма благоприятная обстановка, позволившая фашистской Германии полностью закабалить страны Юго-Восточной Европы. Эти страны, в том числе и Югославия, оказались фактически отрезанными от американских рынков сбыта, а также рынков стран Западной Европы. Этим воспользовалась Германия. Осуществив ряд финансовых и экономических мероприятий, она превратила эти страны в свой сельскохозяйственный придаток. Германия широко использовала безналичные расчеты — систему клиринга, которая являлась одним из средств эксплуатации промышленно развитой Германией отсталых в экономическом отношении стран Юго-Восточной Европы. Для облегчения грабежа этих стран с 1939 г. непрерывно производилось повышение курса германской рейхсмарки. Журнал «Зюдостэкономист» писал: «Во всех Юго-Восточных странах, за исключением Турции, повышение расчетного курса рейхсмарки по сравнению со свободными девизами Венгрии, Югославии, Болгарии, Греции составит примерно 20%»38.

Поражение англо-французских армий на западе также оказало большое влияние на усиление прогерманской ориентации правящих кругов этих стран.

Со второй половины 1940 г. после порабощения стран Северо-Западной Европы и разгрома Франции фашистская Германия, маскируясь шумихой о подготовке десанта для высадки в Англию, усиленно готовилась к выполнению основной цели германского и международного империализма — к войне против СССР. Подготавливая нападение на СССР, гитлеровцы особое внимание уделяли обеспечению своего правого фланга (в Юго-Восточной Европе). В связи с этим после разгрома Франции фашистская Германия и перешла к завершению порабощения этих стран. При этом фашистская Германия, как и в Северо-Западной и Западной Европе, осуществляла порабощение не всех сразу, а поочередно, широко используя ревизионистские устремления правящих кругов этих стран, натравливая их друг на друга, подчиняя их и вовлекая в свой агрессивный антисоветский блок.

Вначале гитлеровцы решили завершить порабощение стран, занимающих ключевые позиции на путях германской агрессии против СССР и других стран Юго-Восточной Европы и располагающих важнейшими сырьевыми ресурсами, особенно нефтью, без чего Германия не смогла бы вести большую войну. Этими странами являлись Венгрия и Румыния. Особое внимание Германия уделяла Венгрии, которая благодаря своему географическому положению являлась ключом к Советской Украине и к странам Дунайского бассейна. К тому же здесь с середины 1940 г. позиции германского империализма были более сильными, чем в других странах Юго-Восточной Европы.

Порабощению Венгрии способствовал тот факт, что у власти в стране находилась реакционная фашистская клика во главе с регентом Хорти. Для вовлечения Венгрии в свой агрессивный блок гитлеровцы широко использовали ревизионистские устремления ее правящей клики, добивающейся пересмотра Трианонского мирного договора. С помощью фашистской Германии и Италии, а также при пособничестве западных империалистических держав в ноябре 1938 г. Венгрия отторгла от Чехословакии часть Закарпатской Украины и ряд областей Словакии, что все более связывало ее с агрессивной политикой фашистской Германии. В феврале 1939 г. Венгрия присоединилась к «Антикоминтерновскому пакту», а в апреле 1939 г. вышла из Лиги Наций. Правящие классы Венгрии, стремясь к захвату территорий, населенных румынами, словаками, украинцами, в качестве платы за это пошли на ликвидацию независимости своей страны, превращали ее в аграрно-сырьевой придаток Германии и Италии. В целях осуществления своих ревизионистских устремлений, пользуясь поддержкой Германии, Италии и Англии, Венгрия увеличивала свою армию и готовилась к агрессивной войне.

Хотя Трианонский договор отменял в Венгрии всеобщую воинскую повинность, а численность наемной армии ограничивалась 35 тыс. человек, рекрутируемых на 12-летний срок службы, правящая клика Венгрии систематически нарушала этот договор. В 1937 г. численность армии достигла 100 тыс. человек и продолжала увеличиваться, в следующем году была введена всеобщая воинская повинность. В 1939 г. по указанию Гитлера начальником генерального штаба венгерской армии был назначен генерал Генрих Верта39 (немец по происхождению, игравший большую роль в присоединении страны к агрессивному германскому блоку).

Венгрия раньше, чем какая-либо другая страна Юго-Восточной Европы, потеряла свою экономическую независимость. Война прервала торговлю Венгрии с заморскими странами. Блокада Англии сильно сократила торговлю с этой страной. Война на севере — в Норвегии, Дании — ухудшила возможность торговли с северными странами, а вступление в войну Италии исключило и возможность для торговли через Средиземное море. В 1940 г. во внешней торговле Венгрии Германия уже занимала первое место. Весь экспорт (свиней, свиного сала, бокситов, составляющих главную часть венгерского экспорта) шел в Германию40. Заключенное в 1940 г. новое торговое соглашение Венгрии с Германией превращало ее в поставщика сырья и сельскохозяйственных продуктов в Германию. Венгрия включилась в так называемый общеевропейский клиринг и производила расчеты за поставленную продукцию через берлинскую кассу.

Занимая господствующее положение в экономике Венгрии, Германия стремилась также и к ее политическому подчинению. Летом 1940 г. Германия оказывала сильный нажим на Венгрию. Гитлеровцы широко использовали фашистские партии в Венгрии. Поддерживая и натравливая их друг на друга в борьбе за власть, они вовлекали Венгрию в агрессивный антисоветский военный блок фашистских государств. В связи с тем, что в состав правящей партии хортистского режима — «Партии венгерской жизни» — входила и часть представителей буржуазии и помещиков, придерживавшихся англо-франко-американской ориентации, гитлеровцы в целях оказания давления на правительство использовали другие фашистские партии — «Партию венгерского обновления» (лидер Имреди), партию «нилашистов», фашистские организации немецкого национального меньшинства и другие многочисленные фашистские группы.

Для окончательного порабощения Венгрии гитлеровцы поддерживали ревизионистские притязания венгерской буржуазии и помещиков к Румынии.

Летом 1940 г. венгерская пресса, инспирируемая Берлином, начала яростную антирумынскую кампанию, требуя передачи Венгрии Трансильвании. Венгерское правительство подкрепляло свои дипломатические демарши к Румынии концентрацией войск на румынской границе, провокацией пограничных инцидентов и угрозой военных действий. Во время итало-германо-венгерских переговоров в Мюнхене 17 июля 1940 г. венгерские требования были поддержаны Гитлером и Муссолини. Последующие переговоры между представителями Румынии и Венгрии, проходившие в Турну-Северине 24 августа 1940 г., закончились безрезультатно. В то время как Румыния соглашалась только на предоставление автономии венгерскому национальному меньшинству в Трансильвании или на обмен населения, Венгрия требовала передачи ей Северной Трансильвании. После германо-итальянского ультиматума румынское правительство согласилось на их «арбитраж». По решению фашистских арбитров Чиано и Риббентропа (второй венский арбитраж)41 Венгрия отторгла от Румынии Северную Трансильванию — территорию около 43,5 тыс. кв. км с населением 2,4 млн человек. Еще более обострившиеся после венского арбитража румыно-венгерские отношения были использованы гитлеровцами для полного подчинения Румынии и Венгрии. 20 ноября 1940 г. правительство Венгрии первым из стран Юго-Восточной Европы присоединилось к «пакту трех держав» и тем самым официально включилось в создание фашистского «нового порядка» в Европе, дало согласие на оккупацию своей страны немецко-фашистскими войсками и на участие в войне против СССР.

Однако опасаясь полного окружения и поглощения Венгрии Германией, правительство Венгрии (Телеки) 12 декабря 1940 г. заключило венгеро-югославский договор о дружбе, постоянном мире, который должен был сгладить обострившиеся югославо-венгерские отношения. Но фашистская Германия вскоре парализовала действия этого договора и вовлекла Венгрию в агрессию против Советского Союза.

Германия усилила нажим и на Румынию. После победы германских войск над Францией правящие круги Румынии, считая победу Германии в войне решенной, усилили фашизацию политической жизни страны и стали открыто ориентироваться на Германию. Из правительства были удалены министры — сторонники англо-французской ориентации (Гафенку и др.) и заменены сторонниками заключения военного союза с фашистской Германией. 1 июля 1940 г. правительство Румынии официально заявило об отказе от англо-французских гарантий (от 13 апреля 1939 г.)42 и о выходе из Лиги Наций. 4 июля правительство заявило о вступлении Румынии в «систему оси»43 и об ориентации на Германию. Началась высылка подданных Англии и Франции по обвинению их в «саботировании национальной обороны». Румынские власти всячески содействовали передаче их собственности (предприятий, нефтепромыслов, средств транспорта) немцам. Этим самым правящая клика Румынии сжигала за собой мосты, связывающие ее с английским империализмом. Подняли голову румынские фашисты как железногвардейцы, возглавляемые генералом И. Антонеску, которые стали играть все более активную роль в политической жизни Румынии, так и конкурировавшие с ними легионеры во главе с Хориа Сима.

Зимой 1939/40 г. в связи с тем, что движение на венгерских железных дорогах ввиду сильных снежных заносов было сокращено, а Дунай неожиданно замерз, снизился объем поставок румынской нефти в Германию. Теперь Германия оказывала сильный нажим на Румынию, требуя выполнения обязательств о поставках нефти. Но в самой Румынии недоставало нефти для собственных нужд. Нефтепромышленники в ущерб интересам страны вывозили всю нефть в Германию, получая там более высокие цены.

Правительство, готовясь к войне на стороне Германии, увеличивало армию. Было мобилизовано почти все мужское население. В стране росла дороговизна, семьи мобилизованных находились в очень бедственном положении. Содержание огромной армии ложилось тяжелым бременем на плечи трудящихся. 24 июля был издан декрет правительства «Об условиях работы при исключительных обстоятельствах»44. Официально разрешалось увеличение рабочего дня, прекращались отпуска, ликвидировался воскресный отдых, запрещались забастовки. Правительство получило право объявлять трудовую мобилизацию в случае забастовок, на ряде предприятий оно объявило рабочих мобилизованными. В то же время крупные торговцы и капиталисты наживали огромные состояния на военных поставках45.

В стране росло недовольство народа. Правительство отвечало репрессиями, своим острием направленными против коммунистов, которые, действуя в условиях подполья, являлись наиболее последовательными защитниками свободы и независимости страны. Ни одна из легальных политических партий не могла возглавить массы, недовольные политикой правящих классов Румынии, вовлекавших страну в агрессивную политику фашистской Германии.

15 июля 1940 г. министр иностранных дел Румынии Манойлеску направил телеграмму Риббентропу, в которой выражались пожелание установить более тесные отношения между Румынией и Германией и надежда, что Германия гарантирует неизменность румынских границ. Но, стремясь использовать обострение румыно-венгерских отношений из-за Трансильвании и румыно-болгарских из-за Южной Добруджи для подчинения всех этих трех государств, правительство Германии ответило, что оно не в состоянии гарантировать границы Румынии, пока остается открытым вопрос о ее границах с Венгрией и Болгарией46. Румынское правительство старалось как-то замаскировать банкротство своей внутренней и внешней политики и попыталось торговаться во время переговоров с Венгрией о Трансильвании. Германия подтянула несколько бронетанковых дивизий на румыно-австрийскую границу для подкрепления требований Венгрии, а германский посланник в Бухаресте Фабрициус убеждал румынское правительство, что Германия применит вооруженные силы в случае отказа Румынии47. В этой обстановке 21 августа 1940 г. в Крайове было подписано румыно-болгарское соглашение о возвращении Болгарии Южной Добруджи в границах 1913 г., населенной преимущественно болгарами.

30 августа 1940 г. во дворце Бельведер в Вене министры иностранных дел Германии, Италии, Румынии и Венгрии подписали документы второго венского арбитража, согласно которым от Румынии отторгалась Северная Трансильвании, заселенная на 50% румынами, и передавалась Венгрии48. Делая вид, что оно уступает в целях избежания войны, румынское правительство согласилось выполнить решения венского арбитража.

Недовольство венским арбитражем охватило широкие слои румынского населения49. Несмотря на распоряжение правительства о запрещении демонстраций протеста, в ряде крупных городов — Бухаресте, Клуже, Браилове и других — в течение нескольких дней проходили антигерманские и антиитальянские манифестации. В зданиях итальянского консульства в Клуже и в немецком туристском бюро в Бухаресте были выбиты окна. Германская миссия охранялась броневиками.

После венского арбитража в Румынии был проведен ряд мероприятий по завершению фашизации политической жизни страны. 14 сентября 1940 г. королевским декретом Румыния объявлялась тоталитарным фашистским государством. Было образовано новое правительство во главе с генералом И. Антонеску, объявившим себя «фюрером» (кондуктором) Румынии.

Кадры для этого правительства были давно подготовлены гитлеровцами, часть новых министров находилась долгое время в фашистской Германии, ждала только удобного момента для возвращения в Румынию. По указанию гитлеровцев теперь и наступил такой момент. Им было дано указание вернуться в Румынию и занять правительственные посты. Главарем легионеров стал Хориа Сима, прибывший к этому времени из Германии.

Антонеску по согласованию с немецким послом Фабрициусом, которому принадлежала решающая роль в создании этого правительства, объявил о прекращении действия конституции, о роспуске парламента, об установлении своей диктатуры. По требованию Германии король Кароль II, проводивший ранее политику лавирования между Англией, Францией и Германией и которому гитлеровцы не доверяли, вынужден был отречься от престола. Королем был провозглашен его сын Михай I.

Новое правительство опубликовало ряд деклараций: о полном разрыве с политикой прошлого, о присоединении «навечно» к «оси» и т. д. Все это было объявлено как «четвертая национальная (фашистская) революция» (после Италии, Германии и Испании)50.

Затем, согласно ранее достигнутой договоренности с гитлеровцами, Антонеску официально обратился к германскому правительству с просьбой о присылке в Румынию германской «военной миссии» и регулярных воинских частей51.

Германия уже готовилась к оккупации Румынии. 30 августа начальник оперативного отдела ОКВ генерал Иодль разработал «Указание об оккупации нефтяных районов Румынии германскими войсками»52. 2 сентября 1940 г. Германия объявила о предоставлении гарантий Румынии и о посылке туда «военной миссии», а также «учебных» танковых и авиационных частей53. 14 сентября в Румынию был направлен Обер-квартирмейстер немецкого генерального штаба К. Типпельскирх для подготовки приема «военной миссии». Он вел переговоры с Антонеску о создании 100-тысячной румынской моторизованной армии (как основного ядра для участия в войне против СССР). Начальник ОКВ Кейтель в письме от 20 сентября 1940 г. следующим образом характеризовал задачу этой «военной миссии», т. е. германских оккупационных войск в Румынии: 1. Охрана нефтяных районов; 2. Обучение румынских войск; 3. Подготовка румынских войск к войне с СССР54.

Вслед за этим в Румынию скрытно начали прибывать немецкие сухопутные войска и танковые соединения под командованием генерала Ганзена и авиационные — под командованием генерала Шпейделя. Все важнейшие стратегические пункты Румынии были заняты германскими войсками55. Германские офицеры были назначены в румынские воинские части в качестве инструкторов для подготовки румынской армии. Группы румынских летчиков и других офицеров были направлены в Германию для переподготовки56. Из числа немецкого национального меньшинства в Румынии Германия проводила набор лиц для частей СС и СА. Вместе с немецкими войсками в Румынию были введены также части эсэсовцев для содействия румынской реакции в подавлении протеста широких народных масс.

Оккупировав важнейшие стратегические пункты Румынии, гитлеровцы проникли во все поры политической и экономической жизни страны. 23 ноября 1940 г. в Берлине правительство Румынии подписало договор о присоединении к «тройственному пакту». При этом румынское правительство заявляло, что «движение легионеров в Румынии и национал-социализм — фашизм органически и естественно связаны между собой»57. Так, шаг за шагом гитлеровцы с помощью железногвардейцев и других реакционных групп Румынии вовлекли ее в свой военный блок.

Новый румыно-германский экономический договор от 4 декабря 1940 г. включал Румынию в германскую экономическую систему. Был разработан десятилетний план румыно-германского экономического сотрудничества, в котором предусматривалось главным образом увеличение поставок нефти и сельскохозяйственных продуктов в Германию.

Был составлен план железнодорожного и шоссейного строительства, перестройки гаваней с целью увеличения их пропускной способности58 для вывоза товаров в Германию. С помощью фашистской клики Антонеску Германия осуществляла грабеж природных богатств и других экономических ресурсов Румынии. В то время как эшелоны с продовольствием направлялись в Германию, в Румынии было введено несколько постных дней в неделю, на ряд продуктов была введена карточная система. Резко повысились цены. Такого огромного роста цен не знала ни одна страна, участвовавшая в войне59.

В начале 1941 г. по мере приближения срока агрессии против СССР Германия направляла в Румынию все больше и больше соединений своей регулярной армии. Была достигнута договоренность с правительством Антонеску об участии Румынии в войне против СССР. В связи с этим Германия была заинтересована в укреплении фашистской диктатуры в Румынии. Однако в это время внутри фашистских группировок, находящихся у власти, между их лидерами генералом Антонеску и Хориа Сима обострилась борьба за пост диктатора. До сих пор гитлеровцы поддерживали обе фашистские группировки для того, чтобы, натравливая их друг на друга, выступать в роли арбитра и укреплять свои позиции в Румынии. Легионеры, проводя политику грабежей, погромов, насилий, вызвали возмущение народа. Внутренние противоречия и фракционная борьба сильно ослабили группировки. Правящие классы Румынии все более склонялись к поддержке фашистского генерала Антонеску, который пользовался также поддержкой реакционного офицерства и генералитета. Германия решила укрепить фашистскую диктатуру Антонеску. В начале января 1941 г. Антонеску был вызван в Берлин, где между ним и правительством фашистской Германии была достигнута договоренность о вступлении германских регулярных войск в Румынию для участия в подготавливаемой войне против Греции и особенно против СССР. В качестве платы за это предательство национальных интересов страны Гитлер обещал поддержать Антонеску против Хориа Сима.

20 января 1941 г. в Румынии начался мятеж против Антонеску. Мятежники требовали создания «легионерского правительства» во главе с Хориа Сима. К мятежникам примкнуло небольшое число солдат. В Бухаресте и в других городах проходили вооруженные столкновения мятежников с правительственными войсками. 20—22 января легионеры являлись фактически хозяевами положения в стране. Они грабили магазины, склады, квартиры. Были убиты политические заключенные в тюрьмах. Всего было убито около 2 тыс. человек.

На помощь Антонеску из Плоешти в Бухарест прибыли немецкие моточасти. Новый германский посланник Киллингер, ставший фактически правителем Румынии, передал ультиматум легионерам: в случае, если они не сложат оружия, против них будут двинуты германские войска60.

24 января мятеж легионов был подавлен, часть из них во главе с Хориа Сима снова укрылась в Германии. В Румынии была установлена единоличная фашистская диктатура генерала Антонеску, который привлек на свою сторону и некоторых железногвардейцев.

После этого в истории страны, как отмечает Генеральный секретарь ЦК РКП Н. Чаушеску, началась «самая мрачная страница»61. Фашистская Германия, создав в Румынии «стабильную» фашистскую диктатуру, получила неограниченную возможность использования ее людских и материальных ресурсов для войны против СССР, а также для концентрации на ее территории своих крупных воинских соединений для войны против Греции и Югославии.

Вовлечение Венгрии, Болгарии, Румынии, Словакии в «тройственный пакт» происходило в условиях, когда фашистская Италия развязала войну с Грецией. Еще до начала этой войны Италия пыталась добиться от своего партнера по «оси» — Германии, захватившей ряд европейских государств, компенсации за счет народов Балканского полуострова. Захват Албании не удовлетворил агрессивных устремлений итальянского империализма.

Активность Италии в странах Юго-Восточной Европы особенно усилилась после ее вступления в войну с Францией, когда она оказалась оторванной от заморских рынков. В 1940 г. Италия вела весьма оживленную торговлю с Балканскими странами, ее товарооборот составлял около 1,5 млрд, лир62. Она покупала в этих странах нефть и другие полезные ископаемые, пищевые продукты. Балканы имели для Италии важное значение и в военно-стратегическом отношении, так как они являлись ключом к Средиземному и Адриатическому морям. Если до войны 4/5 итальянского импорта, особенно нефти, падало на заморские страны, то после вступления Италии в войну ее основными поставщиками стратегического сырья стали страны Юго-Восточной Европы63.

Особый интерес представляли для Италии поставки нефти из Румынии. Если импорт румынской нефти в первой половине 1940 г. составлял 39,2% итальянского импорта нефти, то в тот же период 1941 г. он поднялся уже до 88%64. Итальянский капитал был вложен в значительное число добывающих, нефтеперерабатывающих и других предприятий Румынии. В целях активизации итальянских капиталовложений в экономику Румынии был создан специальный банк.

Во внешней торговле Болгарии, Венгрии Италия занимала второе место после Термании65. Большой интерес проявляли итальянские империалисты к Югославии, особенно к Хорватии, где также имелись источники нефти.

Важное значение для Италии имели страны Юго-Восточной Европы также и потому, что через них проходили пути сообщения, связывающие ее с Германией. С июля 1940 г. в связи с английской блокадой итальянский ввоз почти целиком перешел на железнодорожный транспорт. Свыше 1 млн т каменного угля доставлялось из Германии в Италию по железным дорогам Стран Юго-Восточной Европы66.

Из-за ограничения железнодорожного транспорта Италия искала другие пути связи со странами Юго-Восточной Европы и Германией. Особое значение поэтому она придавала Венгрии. Итальянские империалисты рассматривали ее как естественный хинтерланд итальянских адриатических портов, особенно Триеста и Фиуме. В итальянской прессе обсуждался проект сооружения канала Фиуме—Будапешт67. Италия проявляла большой интерес к Дунаю, стремясь использовать его для доставки нефти, хлеба, угля. С этой целью Италия вступила в Дунайскую комиссию. Для вывоза румынской нефти в 1940 г. в Румынии с помощью Италии началось строительство автомагистрали Черное море—Адриатика68.

Однако Германия, ранее обещавшая ей ряд территорий и экономических преимуществ в Юго-Восточной Европе, после вступления Италии в войну превратила ее в своего вассала. Политическое и экономическое подчинение стран Юго-Восточной Европы фашистской Германии привело к ослаблению позиций итальянского империализма69.

Особенно чувствительной для итальянских империалистов была оккупация Германией румынских нефтепромыслов, что еще более усиливало экономическую зависимость Италии от Германии.

Стремясь взять реванш и укрепить свои экономические и политические позиции на Балканах, а также в Средиземном море, Муссолини без согласования со своим партнером по «оси» — Германией 28 октября совершил вооруженное нападение на Грецию.

В то время Германия была занята реорганизацией своей армии, подготовкой ее к войне против СССР, а также вовлечением Венгрии и Румынии в «тройственный пакт». В условиях предстоящей зимы, затруднявшей ведение операций на Балканах, Германия не была заинтересована в развертывании военных действий в Юго-Восточной Европе и стремилась, используя коллаборационистские элементы в правительствах этих стран, поработить их еще до начала войны с СССР мирным путем. К тому же Германия преследовала и политические цели в Греции, рассматривая ее как плацдарм для войны против Англии и как важный источник стратегического сырья.

В обзоре «Значение Греции для германской внешней торговли в случае войны», составленном в сентябре 1939 г. имперским управлением Германии по военно-экономическому планированию, говорилось: «...можно констатировать тот факт, что Греция в состоянии содействовать покрытию потребностей Германии в отношении некоторых важных видов стратегического сырья»70.

Далее речь шла о залежах бокситов в Греции с большим содержанием алюминия, магнезита, марганца. «Никелевое месторождение Греции, — говорилось в обзоре, — наверняка является одним из наиболее богатых в Европе и представляет собой очень большой интерес для снабжения Германии»71. В документе сообщалось о значении для Германии хромовых руд Греции, о необходимости увеличения поставок из этой страны в Германию масличных семян, растительного масла и жиров.

В 1940 г. значительная доля греческого экспорта шла в Германию, которая заняла в ее товарообороте место Франции и частично Англии. Для Германии представляли интерес железные дороги Греции, связывающие Салоники с Белградом и Афинами, а также ее многочисленный морской флот, по тоннажу занимавший девятое место в мире.

Будучи в курсе большой заинтересованности Германии в Греции, Муссолини 19 октября направил письмо Гитлеру, в котором в общих чертах излагал свои планы в отношении Греции. Тогда Гитлер потребовал встречи с Муссолини72.

28 октября 1940 г. во Флоренции состоялась встреча Гитлера и Муссолини73. Однако в то утро произошло событие, неожиданное для Германии.

«28 октября 1940 г. итальянцы вступили в Грецию. Утром — некоторое волнение по случаю неожиданного известия о вторжении Италии в Грецию, — записал в тот день в своем служебном дневнике генерал Гальдер. Постепенно выяснилось, что Маккензен (германский посол в Риме. — В.Ф.) был поставлен об этом в известность 27.10. в 21.00. Следствием вторжения Италии является полное изменение обстановки в восточном Средиземноморье и на Балканах...»74

Фашистское правительство Италии планировало быстротечную операцию против Греции, легкую прогулку армий с албанского плацдарма до Афин. С помощью своей агентуры в Греции оно надеялось подорвать тыл греческой армии. Но события развивались совсем не так, как этого хотелось итальянскому фашистскому правительству. Оно явно недооценило силы греческой армии, стремления греческого народа к борьбе за свободу и независимость своей страны.

Итальянские войска встретили мужественное сопротивление греческих солдат. Уже 30 октября наступление итальянских войск было остановлено как в Северной Греции, так и в Эпире, а 6 ноября греки захватили инициативу75. В середине ноября греки перешли в наступление по всему фронту. Освободив Северную Македонию, они вступили в Албанию и 22 ноября заняли Корицы (Корчи). На других участках фронта греческие войска также изгнали итальянцев с территории своей страны и заняли значительные районы в Албании. 16 греческих дивизий в Албании в течение полугода сковывали около 27 итальянских дивизий76. Англия оказала Греции лишь незначительную помощь.

Война с Грецией не только не принесла военных успехов Италии, но и вскрыла внутреннюю слабость фашистского режима и обострила внутренние противоречия в Италии77.

В этот критический для итальянского фашизма момент на помощь своему союзнику по «оси» пришла гитлеровская Германия.

Поражение итальянских войск сильно беспокоило правителей фашистской Германии. В письме к Муссолини 20 ноября 1940 г. Гитлер указывал на тяжелые психологические и военные последствия поражения Италии в Греции, их отрицательное влияние на позицию Югославии и Турции. Он писал о том, что миф о непобедимости держав «оси» находится под угрозой78. Но самое главное, фашистская Германия не могла начать войну с СССР без привлечения к участию в ней наряду с другими своими вассалами также и фашистской Италии. Германии необходимо было обезопасить свой правый фланг от всяких случайностей. Для этого ей необходимо было помочь Италии завершить ее неудачную авантюру в Греции и создать там свой военный плацдарм, полностью подчинить своему господству Болгарию, Югославию, укрепить отношения с Турцией.

В связи с этим фашистская Германия решает оказать помощь Италии в войне против Греции.

12 ноября 1940 г. ОКВ издало специальную директиву № 18, в которой говорилось о подготовительных мерах для ведения военных действий в ближайшем будущем. Наряду с другими мероприятиями предусматривалась подготовка оккупации греческой территории к северу от Эгейского моря, для чего предполагалось провести германские войска через болгарскую территорию79. Предусматривалось дальнейшее увеличение германских войск в Румынии, которые именовались штатом германской военной миссии в Румынии.

Однако окончательная директива о подготовке нападения на Грецию была отдана несколько позже — 13 декабря 1940 г. Это была совершенно секретная директива № 20 (кодовое наименование операция «Марита»). В ней говорилось: «...Ввиду сложившегося угрожающего положения в Албании вдвойне важно сорвать осуществление английских стремлений, направленных на создание под защитой балканского фронта авиационных баз, представляющих опасность прежде всего для Италии, но наряду с тем и для румынского нефтяного района»80. Далее приказывалось:

а) сконцентрировать крупные силы в Южной Румынии;

б) после установления благоприятной погоды, вероятно в марте, направить ударную группу через Болгарию для оккупации северного побережья Эгейского моря, а если необходимо — оккупировать и всю греческую территорию. Указывалось, что поддержка Болгарии, транспортировка войск через Венгрию и прибытие их в Румынию будут регистрироваться шаг за шагом генеральным штабом вооруженных сил и будут вначале объясняться как усиление германской военной миссии в Румынии81.

В состав этой группы включалась находящаяся в Румынии 16-я танковая дивизия и в качестве первого эшелона — еще 7 дивизий. Предусматривались переброска 24 дивизий и строительство моста через Дунай. Обеспечение операции со стороны Турции возлагалось на болгарские войска, усиленные немцами. Однако позиции Болгарии и Югославии еще не были точно определены. Предусматривалась поддержка наступления мощными ударами авиации. В этой директиве был подробно разработан план операции против Греции82.

В январе 1941 г. положение итальянских войск в Албании стало критическим. Греческие войска нанесли им ряд новых тяжелых поражений. Италия стала просить помощи у фашистской Германии.

19 и 20 января состоялись переговоры начальника генштаба итальянской армии генерала Гуццони с Кейтелем, во время которых Гуццони в связи с плачевным положением итальянских войск в Албании, Ливии, Восточной Африке просил у Германии поддержки посредством наступления германских войск против Греции с территории Болгарии.

Эти же вопросы обсуждались во время переговоров Гитлера с Муссолини 19—20 января 1941 г., проходивших в Вене, в которых принимали участие с германской стороны Кейтель, Иодль, Риббентроп, с итальянской — Чиано, Гуццони и др.83

Гитлеровцы согласились выручить своего союзника.

В это время усилия Германии были направлены на вовлечение в свой агрессивный блок Болгарии и Югославии.

Однако, если с помощью фашистских режимов в Венгрии и Румынии вовлечение этих стран в фашистский агрессивный блок произошло сравнительно легко, то вовлечение двух крупнейших славянских государств Юго-Восточной Европы — Болгарии и Югославии, связанных многовековыми узами братской дружбы с русским народом, в результате противодействия народных масс этих стран оказалось делом более трудным.

Вначале правители фашистской Германии решили сосредоточить свое внимание на Болгарии, где германские экономические и политические позиции были более сильными, чем в Югославии. К тому же вовлечение Болгарии в «тройственный пакт» для Германии было крайне важно и по стратегическим соображениям. Она граничит с Турцией, за которую в это время развертывалась англо-германская дуэль, кроме того, ее близость к черноморским проливам учитывалась в очередных планах германской империалистической агрессии.

Уже в 30-х годах Германия вместе с Италией занимали господствующие позиции в болгарской экономике. С началом войны Германия вытеснила из болгарской экономики Францию, Англию, а затем и своего партнера — Италию и заняла первое место по иностранным капиталовложениям. С помощью фашистской правящей клики Болгарии германские монополисты захватили ключевые позиции в болгарской экономике. Немецкие концерны «Герман Геринг», «И.Г. Фарбениндустри», «АЭГ», «Сименс» и другие стали монопольно хозяйничать в Болгарии84.

11 октября 1939 г. между Германией и Болгарией был подписан ряд секретных экономических и политических соглашений, по которым Германия на основе клиринга получила возможность вывозить в широких размерах из Болгарии сырье, свиней, табак, овощи, фрукты, пшеницу, подсолнух, яйца85. На основе этих кабальных экономических сделок Германия грабила болгарский народ86. В 1940 г. доля Германии в болгарском импорте составила 74,2%, а в болгарском экспорте — 62,4%87. О грабительском характере экономических германо-болгарских отношений свидетельствует тот факт, что к концу 1940 г. Германия задолжала Болгарии 1200 млн левов.

Германия грабила болгарский народ и в соответствии со специальными соглашениями о поставках вооружения для армии. Еще в 1938 г. между военным министерством Болгарии и фирмами Круппа и «Рейнметалл—Борзиг» было заключено соглашение о поставках орудий и другого вооружения для болгарской армии. 30 мая 1939 г. было заключено новое соглашение о строительстве для Болгарии трех подводных лодок на верфях Круппа в Киле. Но спустя год, 2 июня 1940 г., ОКВ сообщило МИД Германии, что в связи с недостатком подводных лодок для самой Германии оно вынуждено отказать в строительстве военных кораблей для заграницы, в том числе для Болгарии и Югославии. Несмотря на то что в 1940—1941 гг. Германия поставляла Болгарии вооружение, захваченное во Франции, Норвегии и других странах, она отказывалась поставлять его в счет своей задолженности по клирингу и требовала оплаты наличными.

Превратив Болгарию в полуколонию, в поставщика сырья и продовольствия, Германия затем использовала и болгарский народ в качестве пушечного мяса в войне за осуществление планов германского империализма. В этом Германия получала поддержку со стороны правившей в Болгарии антинациональной клики.

Болгарская реакционная буржуазия, опасаясь революционного выступления трудящихся масс, опиралась на фашистскую Германию.

После начала войны в стране развернулось мощное движение народных масс, руководимых Болгарской рабочей партией (коммунистов), находившейся в подполье, против профашистской политики правительства. Эта борьба трудящихся масс и являлась главной причиной того, что Болгария одной из последних стран Юго-Восточной Европы присоединилась к «тройственному пакту»88. Болгарский народ, связанный многовековыми узами братской дружбы с русским народом, сложившейся в борьбе против общих врагов, решительно выступил против прогерманской политики царя Бориса III и правительства Филова, требовал заключения пакта о взаимопомощи с СССР как единственного гаранта сохранения свободы и независимости Болгарии.

Заключение советско-болгарского торгового договора в январе 1940 г., согласно которому СССР обязался импортировать из Болгарии товаров почти на 1 млрд, левов (весь товарооборот Болгарии в 1940 г. составлял около 6 млрд, левов)89 и поставить в Болгарию остродефицитные для нее товары, как нефть, хлопок и другие, имел огромное значение для улучшения экономического положения Болгарии. В результате блокады воюющих держав Болгария была отрезана от внешних рынков, что использовала Германия для ее закабаления. Торговля с СССР обеспечивала занятость значительному числу трудящихся Болгарии.

В сентябре 1940 г. правительство СССР оказало моральную поддержку Болгарии в возвращении исконно болгарской земли — Южной Добруджи90, а в ноябре 1940 г. предложило заключить советско-болгарский договор о дружбе и взаимопомощи.

Вопрос об отношениях с СССР являлся одним из основных вопросов политической борьбы в Болгарии во время выборов в Народное собрание в январе 1940 г. Прикрываясь демагогическими обещаниями установления дружественных отношений с СССР, а также с помощью политики террора и насилий правящему монархо-фашистскому режиму удалось обеспечить большинство в XXV Народном собрании. И после выборов правительство продолжало антисоветский курс внешней политики. Сообщения о том, что болгарское правительство, ссылаясь на ведущиеся переговоры о присоединении к «тройственному пакту», отклонило советские предложения о заключении пакта о взаимопомощи, вызвало глубокое возмущение болгарского народа. Правительству было направлено около 340 тыс. индивидуальных и коллективных посланий примерно от 1,5 млн человек, содержащих протест против отклонений советских предложений и требовавших заключения пакта с СССР91.

Во главе борьбы народа за пакт с СССР шла Болгарская рабочая партия. В резолюции VII пленума ЦК БРП, принятой в январе 1941 г., говорилось: «Отвергнув советское предложение о заключении пакта взаимной помощи с нейтральным и невоюющим СССР, правительство царя Бориса и профессора Филова в то же время все более привязывало страну к одному из воюющих лагерей, довело Болгарию до полной экономической и военной зависимости от держав «оси» и предоставило в их распоряжение экономические и продовольственные ресурсы страны. Развивая широкую пропаганду за «новый порядок» в Европе, проповедуемый германо-итальянским блоком, усиливая бесправие и террор над массами и насаждая авторитарные фашистские методы управления и формы государственного устройства, наконец, допустив в последнее время вступление в страну германских военных частей под видом «туристов» и «техников», правительство, продолжая говорить о мире и нейтралитете, фактически оставило политику нейтралитета и стремглав толкает Болгарию к вмешательству в империалистическую войну на стороне Германии и Италии, что неминуемо приведет болгарский народ к новой национальной катастрофе»92.

Вскоре события полностью подтвердили правильность оценки положения, содержащейся в резолюции пленума ЦК БРП.

В январе 1941 г. прибывшему в Зальцбург премьер-министру Филову Риббентроп и Гитлер предложили без промедления присоединиться к «пакту трех держав» и пропустить германские войска на территорию Болгарии. Болгарское правительство согласилось с требованием гитлеровцев, но, опасаясь противодействия народа, просило отсрочить присоединение к пакту до завершения сосредоточения на румыно-болгарской границе (в Румынии) крупных соединений германских войск, на поддержку которых оно и стремилось опереться в проведении своей антинародной политики. 20 января болгарское правительство решило присоединиться к «тройственному пакту» и пригласило немецкие войска в Болгарию.

В феврале 1941 г. германский генерал Лист во время переговоров в Софии заключил официальные соглашения с болгарским генштабом по этому вопросу. В протоколе переговоров речь шла о возможном движении германских войск через Болгарию и их использовании против Греции, также и против Турции, если она вмешается в войну. По этому соглашению болгарская армия могла быть использована для охраны «нового порядка» на Балканах. Германия получила право ввести в Болгарию танковые и моторизованные дивизии. Предусматривались меры по маскировке подготовки этой операции93.

1 марта вопреки воле болгарского народа премьер-министр Филов подписал в Вене протокол о присоединении Болгарии к «пакту трех держав». 3 марта в соответствии с планом «Марита» немецко-фашистские войска после оккупации Румынии с ее территории вошли в Болгарию и оккупировали ее. Болгария превратилась, как Венгрия и Румыния, в сателлита гитлеровской Германии. Германская армия, вступив в Болгарию, вышла на границы Греции и заняла фланговые позиции против Югославии. Таким образом, болгарское правительство способствовало расширению гитлеровской агрессии на Балканах. Болгарский народ, несмотря на фашистский террор, выразил решительный протест против вступления гитлеровцев в Болгарию.

Еще более трудным оказалось для Германии порабощение Югославии. Ее важное стратегическое положение, природные богатства привлекали внимание германского империализма. В первый период второй мировой войны экономические ресурсы страны играли довольно значительную роль в германской военной экономике. Германия все более усиливала экономическое и политическое наступление на Югославию, вытесняя оттуда своих конкурентов — Францию, Англию, США, а также Италию. Германия стала главным покупателем югославских бокситов, увеличила вывоз меди, древесины, продовольствия и других товаров. В конце 1936 г. Германия заняла первое место во внешней торговле Югославии. С началом второй мировой войны Германия еще более подчинила себе югославскую экономику.

Доля фашистской Германии во внешней торговле Югославии возросла в 1940 г. до 60%. В октябре 1940 г. был подписан германо-югославский протокол «в развитие торгового договора», закреплявший превращение Югославии в аграрно-сырьевой придаток фашистской Германии. Югославия обязалась развивать свое сельское хозяйство в соответствии с требованиями Германии. Страна была включена в многосторонний европейский клиринг. Следовательно, еще накануне и в первый период войны Германия экономически закабалила Югославию. Одновременно происходило и ее политическое подчинение.

Если до середины 30-х годов во внешней политике Югославия ориентировалась главным образом на Францию и Англию, то позже в связи с ослаблением позиций Франции в Европе она начала все более ориентироваться на Германию. Воспользовавшись мюнхенской политикой Англии и Франции, Германия и Италия использовали Югославию для разрушения Малой Антанты и англо-французской системы послевоенных союзов. Антинародные профашистские правительства Югославии (Стоядиновича, Цветковича) не только упорно отказывались поддержать призыв Советского Союза об оказании коллективного отпора агрессору, о создании системы коллективной безопасности, но и отказывались от установления дипломатических отношений с СССР и все больше связывали судьбу страны с фашистской Германией и Италией.

В это же время лидеры фашистской Германии, давая заверения в дружбе с Югославией, накануне войны рассматривали ее как разменную монету и согласились передать ее Италии в качестве компенсации за вступление последней в войну на стороне Германии.

12 августа 1939 г. в Оберзальцбурге в беседе с Чиано Гитлер говорил: «В общем и целом будет лучше ликвидировать псевдонейтралов одного за другим. Это можно сделать довольно легко, если один партнер «оси» будет прикрывать тыл другого, в то время, как тот приканчивает одного из таких ненадежных партнеров, и, наоборот, Италия может рассматривать Югославию как такого ненадежного нейтрала»94. Чиано в дневнике также об этой беседе пишет, что Гитлер советовал Италии «как можно скорее нанести Югославии окончательный удар»95. Но в то время Италия еще не успела оправиться после больших потерь, понесенных в Абиссинии и Испании. Она еще не успела «освоить» недавно захваченную Албанию. Ожидая более удобного момента, она усилила подрывную деятельность против Югославии.

После того как фашистская Германия перешла к непосредственной подготовке войны против СССР и в связи с этим решила помочь Италии в войне против Греции, она поставила цель завершить порабощение Югославии. Гитлер в ноябре 1940 г. писал Муссолини: «Югославия должна, если возможно, стать незаинтересованной. Однако, с нашей точки зрения, хорошо было бы заинтересовать ее в сотрудничестве при ликвидации греческого вопроса. Без заверения со стороны Югославии бесполезно рисковать какой-либо операцией на Балканах.

К сожалению, я должен подчеркнуть тот факт, что ведение войны на Балканах невозможно до марта, поэтому будет сейчас бесполезно угрожать Югославии, так как сербский генеральный штаб хорошо понимает, что до марта не могут последовать никакие практические действия после таких угроз.

Поэтому, если возможно, Югославию следует привлечь на пашу сторону другим путем и другими средствами»96.

В связи с этим вначале Германия предприняла попытку вовлечь Югославию в «тройственный блок», используя антинародную правящую клику Югославии. В январе-марте 1941 г. Германия оказала сильное давление на Югославию.

Однако она столкнулась со вновь усилившейся дипломатической активностью Англии на Балканах, которая стремилась расширить фронт войны против Германии вовлечением в него Балканских государств. На этот раз политика Англии в этом районе получила поддержку правящих кругов США.

Английский премьер-министр Черчилль, всегда придававший исключительное значение балканскому плацдарму, желал использовать государства Балканского полуострова, чтобы сковать здесь вооруженные силы фашистских государств, отвлечь их от Ла-Манша, где гитлеровцы усиленно рекламировали подготовку десанта в Англию. Черчилль придавал большое значение балканскому плацдарму в планах послевоенного устройства Европы в целях укрепления в этих странах позиций Англии и разгрома революционного и демократического движения. При этом английское правительство ни на минуту не забывало о своих антисоветских планах. 28 марта 1941 г. Черчилль писал министру иностранных дел Идену: «...Югославия, Турция, Греция и мы в общем имеем на этом театре военных действий 70 мобилизованных дивизий. Немцы имеют там не более 30 дивизий». И далее: «...не считаете ли Вы возможным, что в случае создания единого фронта на Балканском полуострове Германия могла бы счесть более целесообразным взять свое в России...»97

С этой целью английское правительство направило в начале февраля 1941 г. на Ближний Восток и Балканы министра иностранных дел Идена и начальника имперского штаба генерала Дила. Разъясняя свой план, Черчилль писал 1 марта Идену в Афины: «Ваше основное внимание должно быть теперь обращено на Югославию. Внезапное наступление югославских войск в южном направлении явилось бы величайшей катастрофой для Италии и, возможно, имело бы решающее значение для общей ситуации на Балканах»98.

Попытка Идена посетить Белград была отклонена югославским правительством. Тогда 2 марта Иден вызвал в Афины английского посла в Белграде Кэмпбелла и поручил ему передать конфиденциальное письмо югославскому регенту. В этом письме он сообщал ему, что Греция и Турция собираются воевать на стороне Англии, а Югославия должна присоединиться к ним. Посол должен был сообщить регенту, что Англия оказывает военную помощь Греции и ждет присылки в Афины офицера югославского генерального штаба для участия в совместных переговорах по этому вопросу99.

Несмотря на безуспешность попыток вовлечь Югославию в английский военный блок, Черчилль не прекращал своих усилий. 22 марта 1941 г. он направил премьер-министру Цветковичу телеграмму с обещанием всяческой помощи и с призывом принять участие в войне на стороне Англии. 26 марта после присоединения Югославии к «пакту трех» Черчилль в специальной телеграмме Кэмпбеллу требовал: «Не допускайте, чтобы между вами и принцем Павлом или министрами образовалась брешь. Продолжайте надоедать, понукать и приставать. Требуйте аудиенций. Не принимайте ответы «нет». Цепляйтесь за них, указывайте им на то, что немцы уже считают покорение Югославии непреложным фактом»100. И далее: «Однако в то же время вы не должны упускать из виду ни одно из тех средств, к которым мы, возможно, вынуждены будем прибегнуть, если убедимся, что нынешнее правительство Югославии уже связало себя безвозвратно»101. Он предлагал послу действовать, используя для этого любые средства.

Большой интерес к событиям на Балканах, особенно в Югославии, проявляли правящие круги США. К началу 1941 г. в связи с расширением германской экспансии, которая ставила под угрозу империалистические интересы США в Европе, еще более обострились германо-американские противоречия. США в целях противодействия Германии усиливали сотрудничество с Англией, что получило свое отражение в законе о ленд-лизе. Усиливалось сотрудничество американской и английской дипломатий в борьбе за союзников. Об обострении германо-американских отношений свидетельствовала миссия помощника Рузвельта Виллиама Дановэна («Вилли») в страны Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока, предпринятая в январе 1941 г.

В середине января посланец американского президента прибыл на Балканы и развил усиленную дипломатическую активность. Характерно, что вслед за ним прибыл английский министр иностранных дел Иден, который стремился сколотить антигерманский блок Балканских государств. Дановэн посетил Афины, затем Софию, был принят болгарским королем и министрами102.

Затем он посетил Белград, где был принят регентом Павлом, премьер-министром Цветковичем, Мачеком, Цинциар-Марковичем, военным министром Пешичем, командующим военно-воздушными силами генералом Душаном Симовичем. Представитель США установил личный контакт с рядом сербских офицеров, которым обещал всяческую помощь со стороны США в случае, если Югославия присоединится к антигерманскому блоку. Позже, 26 марта 1941 г., выступая по нью-йоркскому радио, он заявил: «Я знаю, что многие люди задают вопрос, что произойдет в Югославии после присоединения к «пакту трех»? Я скажу, что найдется большое количество сербских солдат, которые, несмотря на то что случилось, будут помогать Греции защищаться»103.

Деятельность Дановэна на Балканах получила горячее одобрение Черчилля. В письме Рузвельту от 10 марта 1941 г. он писал: «В этой связи я должен поблагодарить Вас за великолепную работу, проделанную Дановэном во время его длительной поездки по Балканам и Среднему Востоку»104.

После доклада Дановэна американскому правительству заместитель государственного секретаря С. Уэллес 10 февраля 1941 г. сообщил югославскому послу в США Фотичу, что «Рузвельт решил сделать все, чтобы Англия выиграла войну»105. Он просил его передать это сообщение в Белград. 4 февраля Уэллес передал через югославского посла личное послание Рузвельта югославскому королю. Большую активность развил в эти дни и американский посол в Белграде Блис-Лейн, действовавший в тесном контакте со своим британским коллегой Кэмпбеллом. Однако эти усилия правительств Англии и США, направленные на сохранение и укрепление их позиций на Балканах, на расширение фронта войны против Германии, не имели успеха. Они были подорваны их мюнхенской политикой накануне и в первый период второй мировой войны — политикой поощрения немецко-фашистской агрессии на Востоке, против СССР.

Готовясь к выступлению против Греции, назначенному на конец марта 1941 г., гитлеровское правительство решило окончательно определить позицию правящих кругов Югославии. С этой целью 14 февраля 1941 г. в Фушле состоялась встреча Гитлера и Риббентропа с премьер-министром Югославии Цветковичем и министром иностранных дел Цинциар-Марковичем106, где была достигнута договоренность о присоединении Югославии к «тройственному пакту». 17 марта принц-регент Павел также имел секретную встречу с лидерами Италии и Германии.

После возвращения Цветковича и Цинциар-Марковича в Белград полным ходом развернулась подготовка к присоединению Югославии к «пакту трех». Прилагая большие усилия, чтобы подготовить население к этому предательскому акту, правительство одновременно умножало репрессии против оппозиционных элементов.

Несмотря на специальные мероприятия правительства — мобилизацию полиции, жандармерии, армии, которым было дано указание применять оружие, несмотря на усиление репрессий, народы Югославии решительно протестовали против присоединения страны к агрессивному «тройственному пакту». Во второй половине марта по всей стране прокатилась новая волна митингов и собраний протеста против прогитлеровской ориентации правительства Цветковича—Мачека. 25 марта во всех учебных заведениях Белграда состоялись митинги, на которых были приняты резолюции протеста. На митинге в Крагуеваце присутствовало 10 тыс. человек, в Цетинье — 5 тыс. Такие же митинги проходили в других районах страны.

В самом правительстве наметились разногласия по вопросу о присоединении к «пакту трех». На заседании кабинета 20 марта 1941 г. 10 министров из 18 голосовали за присоединение к пакту, 3 были против и 5 воздержались от голосования. На следующий день 3 министра (Константинович, Будиславлевич и Чубрилович) ушли в отставку. Правительство было пополнено новыми министрами.

На Нюрнбергском процессе Риббентроп признал, что только с большим трудом с помощью принца-регента Павла и премьера Цветковича удалось добиться присоединения правительства Югославии к «тройственному пакту»107.

В ночь на 25 марта Цветкович и Цинциар-Маркович, опасаясь возмущения народа, тайно с пригородной станции выехали в Вену108. В тот же день в присутствии Чиано, представителей Японии, Болгарии, Венгрии, Румынии и Словакии был подписан протокол о присоединении Югославии к «тройственному пакту»109.

Чтобы помочь правящей клике Югославии замаскировать от народа глубину совершенного ею предательства, Риббентроп направил югославскому правительству ряд нот, в которых стремился преуменьшить значение подписанного документа. В одной из нот говорилось, что «по случаю присоединения Югославии к «тройственному пакту» германское правительство подтверждает свою решимость постоянно уважать суверенитет и территориальную неприкосновенность Югославии»110. Во второй ноте говорилось, что «правительства держав «оси» в течение настоящей войны не будут требовать от Югославии разрешения прохода войск через ее территорию»111. В других же нотах германского и итальянского правительств говорилось об их праве требовать от Югославии предоставления им военной помощи и т. д.

Все это было маскировкой. Сразу же после подписания соглашения с Югославией Гитлер в беседе с Чиано, как свидетельствует протокол этого совещания, «сначала высказал свое удовлетворение тем фактом, что Югославия присоединилась к «пакту трех держав». Это имеет особое значение ввиду предполагаемых военных действий против Греции, так как, если учесть, что важная коммуникационная линия через Болгарию на протяжении от 350 до 400 км проходит в 20 км от югославской границы, можно заключить, что при сомнительной позиции Югославии мероприятия против Греции с военной точки зрения являлись бы чрезвычайно рискованными»112.

Но были и другие причины, заставившие гитлеровцев активизировать свои действия против Югославии. В связи с затяжной войной и усилившейся английской блокадой фашистская Германия проявляла все больший интерес к экономическим ресурсам Югославии. Правительство фашистской Германии точно рассчитало, какую роль сыграют экономические ресурсы Югославии в военно-экономическом потенциале Германии. По заданию германского министерства хозяйства имперское статистическое ведомство в начале апреля 1941 г. представило германскому правительству секретный обзор экономической структуры Югославии, в котором подробно излагалась роль югославских экономических ресурсов для военной экономики Германии. В обзоре говорилось: «Излишки Югославии в сырье имеют для Германии в новых границах большое значение; хром (в виде руды), бокситы, сурьма, лес, пенька и дубильные вещества являются теми видами сырья, импорт которых представляет собой для держав «оси» — Германии и Италии — ...жизненный интерес... Является крайне желательным овладение югославскими рудниками и переплавляющими руду заводами»113.

Много внимания в обзоре уделялось обеспечению Германии продовольственными товарами за счет ограбления и порабощения народов Югославии. «Зерном, скотом и продуктами скотоводства Югославия сама обеспечивает себя и даст сверх того значительные излишки в том случае, если низкий жизненный уровень широких масс будет оставаться неизменным»114. Авторы обзора считали, что «излишки сельскохозяйственной продукции Югославии являются ценным дополнением для германского хозяйства, зависящего в значительной степени от импорта продуктов питания. Весь экспорт Югославии по пшенице и кукурузе уже Соответствует 20—30% импортной потребности Германии в новых границах, экспорт живых свиней, рогатого скота и птицы (в особенности гусей) равен примерно импортной потребности Германии»115. Этот документ красноречиво характеризует грабительские цели гитлеровцев в отношении Югославии.

Присоединение к «пакту трех», поставившее народы Югославии под угрозу «мирного» порабощения германским и итальянским фашизмом, переполнило чашу терпения народных масс. По всей Югославии распространялись листовки, воззвания, разоблачавшие предательскую политику правительства, проходили массовые митинги и демонстрации против правительства. Рабочие и крестьяне Сербии, Хорватии, Словении, Далмации, Боснии, Черногории и других областей страны выражали протест против присоединения Югославии к «тройственному пакту», требовали отставки правительства Цветковича—Мачека и создания правительства, которое защищало бы интересы народа. Часто в таких демонстрациях принимали участие и военнослужащие. Происходили кровавые столкновения с полицией. В Белграде и других городах на ряде предприятий состоялись забастовки протеста против политики правительства. Студенты Белградского университета, учащиеся средних школ, молодые рабочие, в значительной части находившиеся под влиянием Союза коммунистической молодежи Югославии, прекращали занятия и работу, устраивали митинги. Тысячи крестьян двинулись в города и вместе с рабочими и со всеми патриотически настроенными слоями населения выступали против предательского акта правительства Цветковича.

Возмущение народных масс оказало влияние и на правящие круги Югославии. Создавшимся положением решила воспользоваться часть югославской буржуазии, недовольная открытой капитуляцией правительства перед фашистской Германией. Выразителем интересов этой части буржуазии, ряд представителей которой был связан с англо-французским капиталом, выступила группа офицеров югославской армии, возглавляемая командующим военно-воздушными силами генералом армии Душаном Симовичем. В ночь на 27 марта 1941 г. эта группа офицеров совершила государственный переворот. Войска заняли правительственные учреждения в Белграде и в других городах страны. Правительство Цветковича было арестовано, а затем вместе с регентом Павлом выслано из страны. 17-летний принц Петр II вступил на престол116. Формирование кабинета было поручено генералу Симовичу.

Правительство Симовича было составлено из разнородных элементов. Наряду с представителями оппозиции в нем были представлены и открытые капитулянты (Мачек), и представители «пятой колонны».

27 марта 1941 г. во время грандиозных демонстраций в Белграде коммунисты вновь проявили высокую активность. После переворота они усилили деятельность по созданию широкого национального фронта борьбы против фашистских захватчиков. В то время коммунистическая партия требовала удалить из правительства Симовича, из армии, государственного аппарата всех реакционных элементов и скрытых гитлеровских агентов. Партия организовывала демонстрации, митинги, собрания трудящихся и других слоев населения в городах и селах страны117.

На этих демонстрациях югославского народа наряду с требованием демократизации общественного и государственного строя выдвигались требования коренного изменения внешней политики Югославии, решительного разрыва с Германией и заключения договора о взаимопомощи с СССР.

Под давлением масс правительство Симовича вынуждено было отменить ряд реакционных мероприятий прежних правительств и предоставить некоторые права народу. Были закрыты концентрационные лагеря, созданные в 1940—1941 гг., значительная часть коммунистов и других антифашистов была выпущена на свободу118. Были произведены новые назначения в командовании полиции; указом короля распускался старый сенат и назначались новые выборы. Однако правительство Симовича не было способно удовлетворить требования народа о демократизации общественной и государственной жизни страны, о реорганизации армии, о коренном повороте внешней политики страны. 28 марта правительство приняло меры для прекращения манифестаций под предлогом, что они могут создать трудности в отношении Югославии с ее соседями119.

Сложившейся обстановкой в Югославии решили воспользоваться правящие круги Англии и США, стремясь вовлечь ее в войну на стороне Англии. Черчилль приказал Идену оставаться в Афинах, чтобы «координировать события». Затем для воздействия на правительство Симовича в Белград был направлен генерал Дил120.

Правительство США также сулило всяческую помощь Югославии121. Но правительство Симовича отклонило эти предложения. Оно всячески стремилось подчеркнуть, что государственный переворот не приведет к изменению внешней политики Югославии, что он вызван чисто внутренними причинами122. Министр иностранных дел Нинчич заявил представителям держав «оси» в Белграде, что правительство признает протокол о присоединении Югославии к «тройственному пакту».

В начале апреля напряжение в стране усилилось. По приказу из Берлина и Рима немецкое и итальянское население, корреспонденты стран «оси» эвакуировались из Югославии123. Агенты «пятой колонны» распространяли всяческие провокационные слухи.

В эти тяжелые для народов Югославии дни их взоры были обращены к Советскому Союзу, который продолжал вести последовательную активную борьбу за сохранение мира, за свободу и независимость народов. Трудящиеся Югославии требовали укрепления складывающихся дружественных отношений между обеими странами.

Мощное движение народных масс заставило правительство Югославии направить в Москву делегацию во главе с послом в Москве Гавриловичем, входившим в качестве министра без портфеля в правительство Симовича. Переговоры завершились подписанием. 5 апреля 1941 г. «Договора о дружбе и ненападении между Союзом Советских Социалистических Республик и королевством Югославии».

Согласно статье 1-й, договаривающиеся стороны брали на себя обязательство «воздерживаться от всякого нападения в отношении друг друга и уважать независимость, суверенные права и территориальную целостность СССР и Югославии». Статья 2-я предусматривала: «...если одна из Договаривающихся Сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая Договаривающаяся Сторона обязуется соблюдать политику дружественных отношений к ней»124. Договор заключался сроком на 5 лет и вступал в силу немедленно, с момента его подписания.

Советское правительство, подписывая договор с Югославией, стремилось помешать расширению войны на Балканах, предупредить нападение гитлеровской Германии на Югославию. Подписание договора Советским правительством свидетельствовало о настойчивой борьбе Советского Союза за мир, проводимой в сложной и напряженной международной обстановке.

Народы СССР, так же как и народы Югославии, с большим удовлетворением встретили весть о подписании договора, способствовавшего укреплению дружественных отношений между СССР и Югославией.

События в Югославии заставили германский генеральный штаб внести ряд изменений в агрессивный план.

В конце 1940 — начале 1941 г. гитлеровская военная машина усиленно готовилась к агрессии против СССР, начало которой планировалось на 15 мая 1941 г. Но события в Югославии заставили правителей фашистской Германии и ОКВ несколько отодвинуть этот срок.

Правительство фашистской Германии считало, что после подписания протокола о присоединении Югославии к «тройственному пакту» оно сможет «мирным» путем поработить югославский народ. Свержение правительства Цветковича спутало карты гитлеровцев. Получив сообщение о событиях в Югославии, гитлеровское правительство прервало проходившие тогда переговоры с японским министром иностранных дел Мацуок125. 27 марта 1941 г. было созвано специальное совещание верховного командования вермахта, посвященное положению в Югославии. В совещании приняли участие Гитлер, Геринг, Кейтель, Иодль, Риббентроп и др. Как гласит протокол этого совещания, Гитлер заявил: «...Югославия была неопределенным фактором в отношении предполагаемой операции «Марита», а еще более в отношении плана «Барбаросса». Сербы и славяне никогда не были прогермански настроены... Если бы правительственный переворот произошел во время мероприятия «Барбаросса», то последствия для, нас, по-видимому, были бы значительно серьезнее...» Далее говорится, что «фюрер решил, не ожидая возможной декларации о лояльности нового правительства, сделать все приготовления для того, чтобы уничтожить Югославию в военном отношении и как национальную единицу»126.

Он говорил своим главнокомандующим, что не будет сделано никаких дипломатических запросов, не будет вручено никаких ультиматумов. «Нападение начнется, как только средства и войска будут к этому готовы». Он требовал начать военные действия как можно скорее и такими крупными силами, чтобы крушение Югославии произошло в короткий срок. Он говорил, что к нападению будут привлечены и пограничные с Югославией государства — Италия, Венгрия, Болгария, которым были обещаны территориальные приобретения: Италии — побережье Адриатики, Венгрии — Банат, Болгарии — Македония. Непосредственное участие румынских войск в нападении на Югославию не предусматривалось. Они готовились к нападению на СССР127. В соответствии с этим нападение на СССР было отложено на четыре недели.

В тот же день, 27 марта, была издана, секретная директива № 25 о подготовке войны против Югославии. В ней конкретизировались задачи войск при нападении. В директиве указывалось: «Как только будут приведены в боевую готовность достаточные силы и позволят метеоусловия, авиация непрерывными дневными и ночными налетами уничтожит аэродромное базирование югославских военно-воздушных сил и Белград»128.

Нападение на Югославию должно было начаться с одновременным вступлением Германии в войну с Грецией. «По возможности одновременно, но ни в коем случае не ранее, — говорилось в директиве, — приступить к операции «Марита», для начала с ограниченной целью — овладеть Салоникским заливом»129. Для нападения на Югославию предполагалось использовать германские войска, расположенные в Болгарии и Румынии, а для воздушных налетов — итальянские и венгерские аэродромы.

Решение о нападении на Югославию германское правительство, как свидетельствует Вейцзекер, приняло без согласования с Италией130. В телеграмме Муссолини 23 марта 1941 г. Гитлер сообщал, что он «делал все возможное» для привлечения Югославии на сторону фашистского агрессивного блока, но эти попытки не увенчались успехом, и он решил уничтожить ее силой. Гитлер требовал от Муссолини, чтобы Италия временно прекратила военные операции в Албании и всеми средствами и как можно быстрее усилила свои войска на итало-югославском фронте. Муссолини ответил письмом, в котором одобрил действия Гитлера, и заявил, что он отводит из Восточных Альп 7 дивизий и присоединяет их к 6 дивизиям, стоящим на восточной границе131. Только после этого в срочном порядке был разработан план согласованных военных операций Германии и Италии против Югославии. Уже 28 марта 1941 г. в «Предложениях о согласовании германских и итальянских операций против Югославии» начальника штаба оперативного руководства верховного командования германской армии говорилось о создании германской ударной группы к югу от Софии для наступления на Скопле с задачей овладеть южной частью Югославии как базой для совместного наступления на Грецию, а также для помощи Италии в Албании (12-я армия под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа). Вторая ударная группа концентрировалась в районе Граца (Австрия) и в Юго-Западной Венгрии для удара в направлении Белграда (2-я армия генерала Вейхса). Третья группа должна была состоять из венгерских войск, усиленных немецкими войсками, с задачей действовать вдоль Дуная в направлении Белграда132. Перед итальянскими войсками ставились следующие задачи: а) участие в наступлении в районе Сплит-Яжец возможно большими силами для охраны флангов германских войск; б) переход к обороне на греко-албанском фронте и создание ударной группы для помощи германским войскам, наступающим на Скопле и южнее; в) вывод из строя югославских военно-морских сил. В «Предложениях» указывалось также на необходимость усиления деятельности «пятой колонны» в Югославии, особенно хорватских националистов.

Согласование планов с генштабом Венгрии было поручено генералу Паулюсу. 27 и 28 марта он был вызван в имперскую канцелярию, где начальник генерального штаба сухопутных сил генерал Гальдер в присутствии Гитлера сказал ему: «Фюрер решил напасть на Югославию с тем, чтобы устранить фланговую угрозу при наступлении на Грецию и захватить в свои руки железнодорожную магистраль Белград—Ниш в южном направлении. Но главная цель нападения на Югославию — это позднее, при реализации плана «Барбаросса», оставить свободным правое плечо»133. Генерал Паулюс в Будапеште окончательно согласовал с венгерским военным министром генералом Бертом действия германских и венгерских войск против Югославии. Венгрия согласилась начиная с 14 апреля передать в распоряжение Германии 10 бригад для наступления против Югославии134.

Для удара по Югославии и Греции Германия сконцентрировала также крупные военно-воздушные силы — 4-ю воздушную армию под командованием генерала А. Лера, в состав которой входили части сосредоточенного в Болгарии 8-го авиакорпуса под командованием Рихтгофена, и трех авиационных соединений, расположенных в Араде, Вере и Граце135.

Германия двинула против Югославии 32 свои дивизии, среди которых было 6 танковых и 5 механизированных136. Для войны против Югославии и Греции был создан так называемый Юго-Восточный фронт, командующим которого был назначен Генерал-фельдмаршал Лист. Германские и итальянские войска, сконцентрированные для наступления против Югославии, более чем в два раза превышали численность югославских войск и были гораздо лучше вооружены.

На рассвете 6 апреля фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Югославию. Немецко-фашистские войска из Болгарии, Румынии, Австрии, Венгрии начали вторжение в Югославию и Грецию. Войну Югославии объявили Италия и Венгрия. Военные действия начались налетами крупных соединений германских бомбардировщиков на населенные пункты Югославии, особенно на Белград, еще ранее объявленный открытым городом.

6 апреля в Германии были опубликованы обращения Гитлера к германскому народу и заявление германского правительства по поводу начавшейся войны с Югославией и Грецией. В этих документах проводилась лживая версия о преследовании немецкого меньшинства в Югославии, об антигерманском характере югославского государственного переворота. Все это сопровождалось публикацией фальсифицированных документов о переговорах нового югославского правительства с Англией будто бы для совместной войны против Германии137.

Старая югославская армия оказалась не подготовленной к обороне страны. Она была недостаточно вооружена. Танковые части насчитывали лишь около 120 исправных машин. Из 416 самолетов не более половины были годны для боевых действий, да и те были устаревших конструкций138. Не хватало средств борьбы против танков, средств противовоздушной обороны и даже винтовок. Офицерский состав армии, особенно высший, в рядах которого находились многочисленные представители «пятой колонны», не принял мер для подготовки страны к обороне, для укрепления весьма выгодных естественных рубежей обороны. Югославская армия, которая могла выставить от 30 до 40 дивизий, не была отмобилизована, а разрушение германской авиацией пунктов сосредоточения армии, путей сообщения, средств связи привело к тому, что мобилизационные мероприятия были прерваны в самом начале139. Дороги, забитые людьми и обозами, запряженными волами, подвергались непрерывным бомбардировкам и обстрелам.

Солдаты югославской армии храбро сражались за независимость своей родины, против немецко-фашистских и других оккупантов, но из-за нехватки вооружения, лишенные управления, не смогли противостоять на фронте протяженностью 2500 км численно превосходящей и лучше вооруженной армии фашистской Германии и ее сателлитов.

Немалую роль в быстром поражении югославской армии сыграла «пятая колонна». Агент фашистских Германии и Италии, главарь усташей А. Павелич сразу же после нападения Германии на Югославию объявил «независимость» Хорватии и начал вооруженную борьбу против югославской армии. Командовавший одной из армий генерал Недич открыл фронт врагу на границе с Болгарией. Другая группа генералов во главе с Кватерником подписала позорную капитуляцию армии и способствовала оккупации гитлеровцами г. Сараево. 13 апреля после разрушительных бомбардировок был занят Белград. Через несколько дней королевская югославская армия прекратила организованное сопротивление. 17 апреля 1941 г. бывший министр иностранных дел Цинциар-Маркович и генерал Р. Янкович подписали акт о безоговорочной капитуляции югославской армии140.

«Причины быстрого поражения Югославии, — отметил Иосип Броз Тито, — кроются не только в том, что правительства последних лет проводили преступную внешнюю и внутреннюю политику, что они не считались с требованиями народа; эти причины заключаются в гегемонистском господстве великосербской буржуазии, в ее двадцатилетней политике национального и социального порабощения и угнетения. Во время нападения на Югославию выявилось, что во всех государственных учреждениях была налажена исключительно организованная деятельность пятой колонны. В армии пятая колонна имела своих представителей на самых важных постах, от генерального штаба до небольших воинских подразделений. В отделах снабжения армии засели белогвардейцы и хорваты, которые сделали так, что во время боевых действий это снабжение полностью нарушилось...

Моральный дух солдат, особенно сербов, был на очень высоком уровне, но старший командный состав оказался абсолютно разложившимся. На многих участках солдаты, вопреки воле своих командиров, сами сражались, пока не иссякали боеприпасы»141.

Правительство СССР и на этот раз оказало поддержку мужественному югославскому народу. Когда 12 апреля 1941 г. венгерское правительство сделало заявление правительству СССР о мотивах, по которым оно начало войну против Югославии, ему ответили, что Советское правительство не может одобрить подобный шаг Венгрии. На Советское правительство производит особенно плохое впечатление то обстоятельство, что Венгрия начала войну против Югославии всего через 4 месяца после того, как она заключила с ней пакт о «вечной дружбе»142.

Это заявление Советского правительства, выражавшее горячие симпатии советского народа к попавшему в беду и ставшему жертвой агрессора дружественному югославскому народу, являлось моральной поддержкой в его борьбе против оккупантов. Оно свидетельствовало о том, что в своей борьбе за свободу и независимость югославский народ не будет одиноким, что в этой справедливой, освободительной борьбе он получит могучую поддержку советского и других народов.

Со значительными трудностями пришлось столкнуться немецким войскам во время военных действий против Греции. Во второй половине февраля 1941 г., несмотря на численное превосходство итальянских войск, греки нанесли им новое сильное поражение, освободили всю Южную Албанию.

В связи с концентрацией немецких войск в Болгарии и угрозой вступления Германии в войну против Греции греческое правительство обратилось за помощью к Англии. Понимая, к каким морально-политическим последствиям может привести порабощение Греции для всего Средиземноморского театра военных действий, правительство Англии, несмотря на продолжающиеся военные действия в Африке, перебросило из Египта в Грецию экспедиционный корпус.

Вторжению немецких войск в Грецию греческий народ оказал мужественное сопротивление. В районе укрепленной линии Метаксаса на греко-болгарской границе, несмотря на применение гитлеровцами большого количества танков, пикирующих бомбардировщиков, тяжелой артиллерии, они не могли продвинуться вперед в течение нескольких дней143. Тяжелые бои вели немцы, пытаясь захватить Рупельский перевал, где их первая атака также была отбита с большими потерями, в районе Флориана и в других местах. Особенно большие потери понесли итальянские войска в боях за перевалы в горах Пинда. Командование германских войск подвергало ожесточенной бомбардировке населенные пункты, пути сообщения и греческие порты. Были разрушены города Лариса и Фессаля, порт Пирей и др. Используя превосходство в авиации и танках, гитлеровцам удалось в ряде мест прорвать оборонительные линии греческих войск. Измена ряда греческих генералов, представителей «пятой колонны», ослабила сопротивление греческих войск144. Еще 10 апреля, когда греческая армия продолжала активно сражаться, командующий македонской армией генерал Бахопулис капитулировал со своей армией. 21 апреля капитулировал командующий 500-тысячной эпирской армией генерал Чолакоглу, который позже был назначен гитлеровцами главой марионеточного «правительства» Греции.

С 14 апреля германские войска вошли в боевое соприкосновение с войсками английского экспедиционного корпуса в Греции145, которые были отрезаны от основных сил греческой армии.

Стремясь прикрыть эвакуацию своих войск, английское командование на некоторое время приостановило наступление немцев у Фермопил146. Но город был взят немцами 24 апреля. 27 апреля немецкие войска заняли Афины. Несмотря на удары немецкой авиации, английскому флоту удалось эвакуировать из Греции на Крит около 50 тыс. своих войск, что, по данным Черчилля, составляло около 80% английского экспедиционного корпуса147. Во время эвакуации англичане потеряли 20 кораблей, но эти потери были частично компенсированы тем, что 11 греческих военных кораблей перешли под контроль англичан.

После оккупации Греции Германия заняла также многочисленные греческие острова в Ионическом и Эгейском морях, что имело большое значение для дальнейшего ведения войны против Англии. В ходе войны на Балканах потери германской армии составляли около 2,5 тыс. убитыми, 3 тыс. пропавшими без вести и около 6 тыс. ранеными148.

Оккупировав Югославию и Грецию, гитлеровцы установили здесь фашистский «новый порядок». В первую очередь была расчленена Югославия. Из Хорватии было создано марионеточное государство, целиком зависимое от Германии и Италии. Италия присоединила большую часть Далмации, Черногории и острова близ побережья Далмации. Болгарии, которая 24 апреля также направила свои войска в Югославию и Грецию, была передана южная часть Югославии. Венгрия за свое участие в разбойничьем нападении на Югославию получила часть Воеводины (округ Пачка) и ряд районов Хорватии и Словении.

Выла расчленена также территория Греции: Болгарии была передана Западная Фракия и Восточная Македония. Значительная часть территории Греции была оккупирована итальянцами. Однако основные районы завоеванных стран захватила сама Германия. Несмотря на передачу части территорий своим вассалам, фашистская Германия захватила важнейшие экономические позиции в этих странах. Передавая отдельные части военной добычи своим вассалам, гитлеровцы стремились поддержать их правящую верхушку и вовлечь эти страны в свой грабительский военный поход против СССР.

Однако надежда гитлеровцев, что военный разгром и оккупация этих стран обеспечат безопасность правого фланга германских армий в период их войны против СССР, не оправдалась. После нападения гитлеровской Германии на СССР в странах Юго-Восточной Европы развернулось мощное национально-освободительное движение, руководимое коммунистами, которое мешало гитлеровцам полностью использовать экономические и людские ресурсы этих стран, а также сковывало силы войск Германии и ее сателлитов.

Примечания

1. Greiner H. Die Oberste Wehrmachtführung 1939—1943. Wiesbaden—Limes, 1961, S. 288.

2. Seabury Paul. The Wilhelmstrasse. A Study of German Diplomats under the Nazi Regime. Berkeley—Angeles, 1954, p. 114—115.

3. The Ciano Diaries (1939—1943). London, 1947, p. 223.

4. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 535.

5. Documents on German Foreign Policy. 1918—1945, Ser. D, vol. XII, p. 944.

6. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 724.

7. Исраэлян В.Л., Кутаков Л.Н. Дипломатия агрессоров. М., 1967, с. 88.

8. Там же, с. 89.

9. Рагинский М., Розенблит С. Международный процесс главных японских военных преступников. М., 1950, с. 252.

10. «Dienst aus Deutschland», 15.XII.1940.

11. АВП СССР, п. 83, л. 29, л. 59.

12. «Die Weltwoche», 23.V.1941.

13. Südosteuropa als wirtschaftlicher Ergänzungsraum für Deutschland. Gutachten des Mitteleuropäischen Wirtschaftstages. August—Dezember 1939 (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1940, S. 5.

14. Ibid., S. 46.

15. Ibid., S. 148.

16. Südosteuropa..., S. 148.

17. Ibid., S. 160.

18. Ibid., S. 218.

19. Ibid., S. 223.

20. «Frankfurter Zeitung», 9.XII.1938.

21. Südosteuropa..., S. 186.

22. Lucas H. Die deutsch-rumänischen Wirtschaftsbeziehungen in neuerer Zeit. Würzburg, 1940, S. 77.

23. Südosteuropa..., S. 192.

24. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 8, л. 409.

25. Там же, д. 1662, л. 80.

26. Там же, л. 84. Октавиан Гога — лидер национально-христианской партии, одной из наиболее реакционных партий Румынии того периода.

27. Там же, л. 84.

28. Там же, д. 1663.

29. Hillgruber A. Hitler, König Carol und Marschall Antonescu. Wiesbaden, 1965, S. 107.

30. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 1603, л. 356.

31. АВП СССР, п. 21, д. б, л. 133.

32. Dokumente zum Konflikt mit Jugoslawen und Griechenland. Berlin, 1941, S. 84—99.

33. АВП СССР, п. 21, д. 1, л. 137; см. также: Hillgruber A. Op. cit., S. 65.

34. Hillgruber A. Op. cit., S. 17.

35. Ibid., S. 69.

36. АВП СССР, п. 10, д. 5, л. 71.

37. «Frankfurter Zeitung», 20.Х.1940.

38. «Südostökonomist», 20.XII.1940.

39. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 1666, л. 103.

40. «Südostökonomist», 8.IV.1940; Пушкаш А.И. Венгрия в годы второй мировой войны. М., 1966, с. 87.

41. Первый венский арбитраж состоялся после Мюнхена, когда решением, вынесенным 2 ноября 1938 г. министрами иностранных дел Италии и Германии (Риббентропом и Чиано), Венгрии была передана часть территории Словакии и Закарпатской Украины общей площадью около 12 тыс. км² с населением в 1 млн человек.

42. АВП СССР, п. 29, д. 1, л. 273.

43. Hillgruber A. Op. cit., S. 77.

44. АВП СССР, п. 21, д. 1, л. 241.

45. Там же.

46. Hillgruber A. Op. cit., S. 77.

47. АВП СССР, п. 21, д. 1, л. 301.

48. Лебедев Н.И. «Железная гвардия». Кароль II и Гитлер. М., 1968, с. 293; Валев Л.Б. Болгарский народ в борьбе против фашизма. М., 1964, с. 155; Пушкаш А.И. Венгрия в годы второй мировой войны. М., 1966, с. 112.

49. Лебедев Н.И. «Железная гвардия», Кароль II и Гитлер, с. 295—298.

50. АВП СССР, п. 21, д. 1, л. 300.

51. Там же.

52. Hillgruber A. Op. cit., S. 92.

53. Ibidem.

54. Tbid., S. 94.

55. Колкер Б.М., Левит И.Э. Внешняя политика Румынии и румыносоветские отношения (сентябрь 1939 — июнь 1941). М., 1971, с. 141—142.

56. Hillgruber A. Op. cit., S. 102.

57. Цит. по кн.: История Румынии. М., 1950, с. 535. Тогда же к «пакту трех» присоединилось марионеточное правительство Словакии. Однако это был только чисто формальный акт, так как Словакия в 1939 г. была оккупирована немецко-фашистскими войсками и превращена в плацдарм агрессии вначале против Польши, а затем против Советского Союза.

58. АВП СССР, п. 20, д. 32, л. 404.

59. Там же, п. 21, д. 1, л. 402.

60. Hillgruber A. Op. cit., S. 121.

61. Цит. по кн.: Лебедев Н.И. Падение диктатуры Антонеску. М., 1966, с. 12.

62. АВП СССР, п. 21, д. 1, л. 367.

63. «Südostecho», 23.Х.1940.

64. «Südostecho», 30.Х.1940.

65. «Südostecho», 6.XI.1940&

66. Вишнев С. Военная экономика фашистской Италии. М., 1946, с. 86.

67. «Südostecho», 23.Х 1940.

68. «Südostecho», 30.Х 1940.

69. Валев Л.Б. Болгарский народ в борьбе против фашизма. М., 1966, с. 138.

70. Die Bedeutung Griechenland für den deutschen Aussenhandel im Kriegsfall. Berlin, 1939, S. 6.

71. Ibid., S. 7.

72. Churchill W.S. The Second World War, vol. II. N. Y., 1962, p. 479.

73. Guderian H. Erinnerungen eines Soldaten. Heidelberg, 1951, S. 126.

74. Гальдер Ф. Указ. соч., т. II, с. 207.

75. Guderian H. Op. cit., S. 135.

76. Churchill W.S. Op. cit., vol. II, p. 481.

77. Guderian H. Op. cit., S. 135.

78. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 119.

79. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 373.

80. Дашичев В.И. Указ. соч., т. II, док. 207, с. 707.

81. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 374.

82. Там же, с. 374—375.

83. Там же.

84. Позолотин М. Борьба болгарского народа за свободу и независимость в период второй мировой войны. М., 1954, с. 10.

85. Deutsche Bulgarische Vereinbarungen. Berlin, 1940, S. 8.

86. Позолотин М. Указ. соч., с. 11.

87. Там же.

88. История на Българскати комунистическа партия. София, 1970, с. 433—444.

89. АВП СССР, п. 10, д. 5, л. 85.

90. «Известия», 1940, 6 января; см. также: Валев Л.В. Болгарский народ в борьбе против фашизма. М., 1964, с. 161.

91. Позолотин М. Указ. соч., с. 22; см. также: Валев Л.Б. Указ. соч., с. 261—262.

92. Цит. по кн.: Позолотин М. Указ. соч., с. 22—23.

93. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 375.

94. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 33, л. 100.

95. The Chiano Diaries, p. 119.

96. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. И. с. 372.

97. Churchill W.S. Op. cit, vol. III, p. 169—171.

98. Ibid., p. 50.

99. Ibidem.

100. Ibid., p. 86.

101. Ibid., p. 142.

102. Langer W.L., Gleasson S.E. The Underclared War (1940—1941) N. Y. 1953, p. 397.

103. Langer W.L., Gleasson S.E. The Underclared War (1940—1941), p. 407.

104. Churchill W.S. Op. cit., vol. III, p. 97.

105. Was wollte Churchill auf dem Balkan? Berlin, 1941, S. 16.

106. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 376.

107. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 36, л. 482.

108. «Политика», 1941, 25 марта.

109. «Политика», 1941, 26 марта.

110. Там же. Аналогичные ноты направили в Белград и правительства других держав «оси».

111. Dokumente zum Konflikt mit Jugoslawien und Griechenland. Berlin, 1941, Dok. N 69, S. 18.

112. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 377.

113. Die Wirtschaftsstruktur Jugoslawiens (Für Dienstgebrauch). Berlin, 1941, S. 55—56.

114. Ibid., S. 56.

115. Ibidem; см. также: История Югославии. В двух томах, т. II. М., 1963, с. 170.

116. «Политика» (Београд), 1941, 28 марта.

117. История Югославии. В двух томах, т. II, с. 179—180.

118. «Правда», 1941, 29 марта, 6 апреля.

119. «Политика», 1941, 29 марта. Хорватское правительство Мачека вообще отказалось осуществить какие-либо демократические мероприятия. Оно не освободило из концентрационного лагеря коммунистов и антифашистов; после нападения гитлеровской Германии на Югославию они были выданы усташам и убиты.

120. Churchill W.S. Op. cit., vol. II, p. 149.

121. Langer W.L., Gleasson S.E. Op. cit., p. 409.

122. «Политика», 1941, 28 марта.

123. «Правда», 1941, 1 апреля.

124. «Известия», 1941, 6 апреля.

125. Schmidt P. Statist auf diplomatischer Bühne. Bonn, 1949, S. 645.

126. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 377.

127. Там же.

128. Дашичев В.И. Указ. соч., док. № 210, т. I, с. 711.

129. Там же.

130. Weizsäcker E. Erinnerungen. München—Leipzig—Freiburg, 1950, S. 312.

131. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 140.

132. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 1663, л. 352.

133. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. II, с. 249.

134. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 140.

135. ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 1, д. 1663, л. 421.

136. Ein Überblick über die Operation des Jugoslawiens in April 1941. — «Militärwissenschaftliche Rundschau». Berlin, 1942, H. 3, S. 278.

137. Dokumente zum Konflikt mit Jugoslawien und Griechenland, S. 20.

138. Svetcki rat 1939—1945, knj. I. Beograd, 1969, s. 190; История второй мировой войны 1939—1945, т. III. М., 1974, с. 262.

139. Ein Überblick über die Operation des Jugoslawiens in April 1941, S. 276, 277.

140. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 226.

141. Тито Иосип Броз. Избранные статьи и речи. М., 1973, с. 65—66.

142. «Известия», 1941, 13 апреля.

143. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 148.

144. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 263.

145. Мировая война 1939—1945 гг. М.—Л., 1957, с. 124.

146. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 150.

147. Churchill W.S. Op. cit, vol. III, p. 233.

148. «Wehrwissenschaftliche Rundschau». 1961. № 4, S. 222.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты