Библиотека
Исследователям Катынского дела

Военно-каторжный режим для трудящихся. Социальная и националистическая демагогия гитлеровцев

Призвав к власти партию фашистов, развернув ускоренную подготовку страны к агрессивной войне, германский монополистический капитал поставил перед ними задачу разгромить организации трудящихся, переложить на их плечи основные тяготы финансирования вооружения, вовлечь широкие массы немцев в осуществление агрессивных планов.

Лидеры фашистской партии стремились выполнить этот наказ своих хозяев. Борясь за власть, они широко пропагандировали свою программу, состоящую из эклектической смеси социальной демагогии, национализма и реваншизма1.

Вскоре после прихода к власти гитлеровцев раскрылось их действительное лицо ставленников монополистического капитала. В то время как организации буржуазии — союзы предпринимателей — были не только сохранены, но и расширены, организации рабочего класса были разгромлены2.

Свой основной удар фашисты нанесли по рабочему классу и его классовым организациям, в первую очередь по Коммунистической партии — наиболее последовательной защитнице интересов трудящихся. Были разгромлены профсоюзы, загнаны в подполье Коммунистическая партия Германии, а затем и партия социал-демократов. Рабочие оказались в полной зависимости от произвола предпринимателей.

В течение каких-нибудь 100 первых дней фашистской диктатуры были грабительски отняты и уничтожены основные права и свободы, завоеванные немецкими рабочими за 100 лет тяжелых классовых боев3.

Вместо разгромленных профсоюзов была создана организация «Трудовой фронт»4, в которую насильственно зачислялись все рабочие и которая стала важнейшим орудием монополистов по угнетению рабочего класса, навязыванию ему национал-социалистских идей, а также своеобразной школой муштры и военной подготовки населения.

В целях маскировки роста классового неравенства, создания иллюзий о стирании классовых противоречий в Германии и видимости равенства немцев фашисты включили в «Трудовой фронт» также и Союз предпринимателей. Геббельсовская пропаганда широко прославляла этот демагогический маневр как «прекращение классовой борьбы в Германии»5.

Изданный правительством 30 января 1934 г. закон об «Упорядочении национального труда»6 передавал исключительно в ведение предпринимателям, которые объявлялись «производственными фюрерами», вопросы определения продолжительности рабочего времени, размера заработной платы рабочих и служащих, прием и увольнение, а также порядок и размеры штрафов. Затем фашисты перешли в наступление на безработных. Лозунг о ликвидации многомиллионной армии безработных нацисты использовали для того, чтобы ввести в заблуждение значительную часть рабочих.

Методы, с помощью которых гитлеровцы ликвидировали безработицу, были подчинены целям подготовки войны. Борьба с безработицей являлась битвой за дешевую рабочую силу в военном производстве. Значительная часть безработных была направлена на принудительные работы, имевшие военно-стратегическое значение: строительство автострад, военных укреплений, аэродромов, складских помещений и т. д. «Ликвидация безработицы, — отмечал В. Ульбрихт, — вот рекламный боевик, при помощи которого нацистской партии удалось ввести в заблуждение и некоторую часть рабочих. Не всякому молодому немецкому рабочему легко было понять, какая связь существует между гитлеровским методом 1933 г. обеспечения работой и возникновением войны в 1939 г. Теперь немецкий рабочий хорошо видит результаты гитлеровского «обеспечения» работой. Вместо 6 млн безработных более 6 млн убитых»7.

Вслед за введением всеобщей воинской повинности в 1935 г. была введена трудовая повинность для юношей и девушек в возрасте 18—25 лет8, которые должны были определенный период отработать в трудовых лагерях. Эти лагеря служили также школой военной муштры, где молодые люди, живя в казарменных условиях, проходили предварительную военную подготовку.

В первой половине 1939 г. в фашистской Германии насчитывалось свыше 800 лагерей, в которых девушки отбывали трудовую повинность9.

В литературе, изданной в фашистской Германии, а также в ряде работ реакционных исследователей ФРГ нередко восхваляются заслуги фашистов в ликвидации безработицы в Германии. Однако даже в официальном справочнике «Факты и цифры о Германии за 1941 г.» сами гитлеровцы признавали, что «быстрая ликвидация безработицы объяснялась тем, что начиная с 1935 г. германское хозяйство все более перестраивалось на выпуск военной продукции»10.

Закон «Об обороне империи» от 21 мая 1935 г. предусматривал в случае необходимости мобилизацию для работы в военной промышленности мужчин в возрасте до 65 лет, увеличение рабочего дня без повышения заработной платы, ограничение действия законодательства по охране труда. В том же году был введен ряд законов, запрещавших рабочим свободный уход с предприятия. Специально созданное бюро труда в 1938 г. получило право в принудительном порядке перебрасывать рабочих на более важные в военном отношении предприятия. Таким образом, в отличие от первой мировой войны фашистский режим осуществил милитаризацию задолго до начала второй мировой войны11.

Основные средства финансирования вооружения поступали за счет усиления эксплуатации и ограбления трудящихся масс Германии. Монополисты проводили неуклонное снижение заработной платы трудящихся, в первую очередь рабочего класса.

По данным историка-марксиста О. Винцера, на шестом году фашистской диктатуры эксплуатация рабочих выросла вдвое. К тому же значительно поднялись цены (на 20—25%), всевозможные налоги и сборы, а начиная с 1937 г. средняя продолжительность рабочего времени увеличилась на 11% по сравнению с дофашистским периодом12.

Владельцы предприятий, прикрываясь требованиями дисциплины в целях выполнения государственных задач по производству вооружения и снаряжения, усиливали военно-каторжный режим для рабочих. В этом они получали поддержку террористических органов фашистского государства, представители которых были назначены на каждое предприятие.

Огромные суммы мобилизовало фашистское государство на военные нужды из средств социального страхования. После установления фашистской диктатуры предприниматели были освобождены от отчислений в фонд социального страхования. Был создан фонд по инвалидности и старости, состоящий исключительно из взносов трудящихся. Значительная часть и этих средств, собранных у рабочих, была передана для целей вооружения.

Финансирование вооружения происходило также за счет увеличения налогов с населения.

Огромных размеров достигли косвенные налоги (на предметы широкого потребления, общественный транспорт и т. д.), которые платили главным образом трудящиеся массы. Средства на вооружение выколачивались также с трудящихся посредством всевозможных «добровольных взносов», пожертвований, так называемой зимней помощи и т. д.

Аграрную политику фашисты также строили с целью обеспечения милитаризации страны и создания продовольственных запасов. Поддержка гитлеровцами кулацко-юнкерских хозяйств в деревне вела к массовому разорению и обнищанию основной массы крестьянства. Этому же способствовал и насильственный захват фашистскими властями крестьянских земель для автострад, аэродромов и других военных объектов. Десятки и сотни тысяч разорившихся мелких крестьян, а также ремесленников, кустарей и мелких торговцев гитлеровцы использовали для формирования штурмовых отрядов СА, частей СС и для пополнения вермахта.

Тяжелое положение трудящихся масс, вызванное политикой монополий и милитаризацией страны, было широко использовано гитлеровцами для оболванивания масс в духе агрессивной фашистской идеологии. Они убеждали рабочих, разоряющееся крестьянство и мелкобуржуазные городские слои населения, что добиться лучших условий существования, нового «жизненного пространства» необходимо путем завоевания и колонизации территории на Востоке. С помощью этих демагогических маневров гитлеровцам удалось увлечь в русло своей агрессивной политики большую часть населения, в том числе значительную часть рабочего класса.

Фашисты большое внимание уделяли идеологическому обоснованию своей агрессивной программы — психологической подготовке немецкого народа к войне. Выступая на совещании главнокомандующих 12 ноября 1939 г., Гитлер признавал, что «создание наших вооруженных сил было бы невозможно без идеологического воспитания германского народа партией»13. Фашистская идеология должна была скрыть классовую, империалистическую сущность фашистской диктатуры, замаскировать ее агрессивную внешнеполитическую программу. Она призвана была вытравить из сознания немецкого народа свободолюбивые демократические традиции, заразить его ядом шовинизма, стремлением к завоеванию и порабощению других народов и государств, морально растлить, оболванить миллионы немцев, создать у них шаблонное мышление, подготовить их к совершению чудовищных преступлений. Ее задачей было скрыть действительные причины бедствий и лишений трудящихся масс Германии (гнет монополий, милитаризация), а также подорвать влияние идей научного коммунизма, имевших широкое распространение и популярность в немецком народе.

Для того чтобы облегчить распространение реакционных идеологических концепций в широких слоях немецкого народа, гитлеровцы до предела упростили их и свели к ряду примитивных доктрин и «теорий», которые настойчиво и повседневно по радио и через печать распространялись среди немцев. Этой цели служили: псевдонаучная «расовая теория», «теории» антисемитизма, «жизненного пространства», «национал-социализма», «антикоммунизма». Все они были пронизаны ядом звериного национализма, с помощью которого гитлеровцы непрерывно отравляли сознание немецкого народа. Спекулируя на национальных чувствах немецкого народа, на его страданиях и лишениях, вызванных войной и тяжелыми условиями Версальского мира, навязанного Германии, главные тяготы которого легли на плечи трудящихся, фашисты рядились в тогу националистов, «собирателей» немецких земель, утраченных после первой мировой войны, в единое немецкое государство.

Крайним выражением гитлеровского национализма являлась лженаучная «расовая теория», с помощью которой фашистские мракобесы пытались затушевать классовые противоречия, крайне обострившиеся в Германии, посредством перенесения на область общественных явлений принципов борьбы за существование, действующих в животном мире. Они утверждали, что движущей силой истории является не борьба классов, а борьба «крови с кровью», «расы с расой», «народа с народом». Посредством псевдобиологических аргументаций фашистские теоретики заявляли об «исключительной одаренности» «нордической расы», т. е. немцев, «белокурой бестии», и таким путем обосновывали свое «право» на порабощение, истребление и господство над другими народами, в первую очередь славянами, которые являлись первоочередным объектом германской империалистической экспансии. Все, что не является арийским (немецким), утверждали гитлеровцы, должно быть уничтожено, стерто с лица земли или подчинено, порабощено немцами. При этом хищнические устремления германских империалистов они выдавали за цели всего немецкого народа. С помощью этой антинаучной «расовой теории» фашисты обосновывали планы империалистической агрессии и истребления миллионов людей так называемой низшей расы. «Расовое учение» было включено в учебные программы всех учебных заведений Германии и преподавалось в качестве важнейшего предмета.

Фашистский национализм и антинаучная «расовая теория» были использованы гитлеровцами также для того, чтобы искоренить чувство интернационализма, глубоко укоренившееся в германском пролетариате.

Одним из первых мероприятий по реализации каннибальской «расовой теории» явилась антисемитская политика фашистов. Антисемитизм был использован ими для разжигания у немецкого народа еще в условиях мирного времени низменных страстей, его морального растления и подготовки к порабощению и истреблению других народов. После захвата власти фашистами антисемитизм был объявлен официальной государственной политикой. Были изданы антисемитские, так называемые нюрнбергские законы, согласно которым еврейское население Германии лишалось всех гражданских прав и выдавалось на полный произвол полиции. Гитлеровцы инспирировали черносотенные еврейские погромы, сопровождавшиеся грабежами и убийствами еврейского населения. Теория и практика антисемитизма, проводившаяся фашистами в Германии, являлась для них своеобразной лабораторией по воспитанию у населения чувства жестокости, садизма, ненависти к другим народам, стремления к разрушению и убийствам.

Среди «теорий», с помощью которых фашисты осуществляли идеологическую подготовку агрессии, важное место принадлежало геополитике — одной из самых реакционных «теорий» империалистической буржуазии. В основе этой «теории» также лежит «социальный дарвинизм», она тесно связана с «расовой теорией». После захвата власти фашистами эта лженаучная «теория» была ими еще более конкретизирована, упрощена и пропагандировалась в виде теории «жизненного пространства»14. Фашистские теоретики Грабовский, Гаусгофер приспособили ее для обоснования захватнических планов гитлеровцев, в первую очередь против Австрии, Чехословакии, Польши, Прибалтийских государств, территории Советского Союза и др. Ссылаясь на перенаселенность Германии, характеризуя немецкий народ как «народ без пространства», фашистские теоретики и пропагандисты с помощью этой «теории» обосновывали свои планы завоевания, подчинения и истребления других, в первую очередь славянских, народов и немецкой колонизации занимаемых ими территорий. Теория «жизненного пространства» служила также средством, с помощью которого гитлеровцы стремились отвлечь трудящиеся массы от борьбы за улучшение своего материального положения внутри Германии.

Фашистская геополитика, теория «жизненного пространства» были возведены в Германии в ранг государственной науки, преподавались во всех университетах и широко пропагандировались через специальный журнал «Zeitschrift für Geopolitik», издававшийся институтом геополитики, возглавляемым Гаусгофером, и через другие многочисленные фашистские издания15.

В целях завоевания масс и маскировки своей империалистической сущности фашисты рядились в тогу «национал-социалистов». В период борьбы за власть, а также в первый период своей диктатуры они широко использовали социальную, антикапиталистическую демагогию. Даже захват власти в 1933 г. гитлеровцы стремились выдать за социальную революцию. Они обещали разоряющимся мелкобуржуазным слоям населения ликвидировать конкуренцию, анархию производства, кризисы, безработицу, устранить засилье монополий в области производства и торговли, организовать производство на основе плана и обеспечить процветание и благополучие немцев. Этой демагогией были пронизаны программа фашистской партии (так называемые «25 пунктов»)16 и вся гитлеровская пропаганда. После того как в 1933 г. по требованию монополий фашисты удалили из этой программы пункт о национализации крупных предприятий, они, чтобы не раскрывать свою классовую империалистическую природу, усилили критику капиталистического строя Англии, Франции, США, называя его плутократическим.

Большую роль в идеологической подготовке агрессии сыграло прославление гитлеровцами войны как «благородной», «необходимой» деятельности немцев, как их «врожденной особенности». Фашистские теоретики Розенберг, Штрейхер, Геббельс повседневно и настойчиво оболванивали немецкий народ, прославляли войну, обосновывали разумность применения силы, доказывали, что сильный всегда имел право осуществлять свою волю. Наиболее полно и в откровенно циничной форме агрессивная программа немецко-фашистских империалистов, их «теории» были изложены в книге Гитлера «Моя борьба», заслуженно названной «библией людоедов». В ней геополитика наряду с «расовой теорией», антисемитизмом, социальной демагогией рассматривалась в качестве официальной идеологической доктрины. Вся книга пронизана идеологией звериного национализма. Она была издана огромным тиражом (6250 тыс. экземпляров). Гитлеровскими пропагандистами проводилось упорное вдалбливание «идей» этой книги во всех школах, университетах, в армии, во всех организациях фашистской партии. Она являлась официальным подарком для всех молодоженов Германии.

С помощью этой книги отравлялось сознание, осуществлялось моральное растление, оболванивание целого поколения немцев. От нее шла прямая дорога к крематориям Освенцима, к газовым камерам Майданека, к душегубкам, посредством которых было уничтожено много миллионов людей. Расистские человеконенавистнические бредни фашизма наряду с книгой Гитлера «Моя борьба» были изложены также в «трудах» главного теоретика фашистской партии, имперского руководителя по вопросам духовного воспитания нации, редактора фашистского официоза газеты «Фелькишер беобахтер», прибалтийского барона, одного из главных военных преступников, Альфреда Розенберга. В его книге «Миф XX века» утверждается, что история человечества есть история борьбы «расы с расой». «Сегодня, — писал этот идеолог каннибализма, — мир пробуждается к новой вере — к мифу крови, к вере в то, что божественное существование человека должно защищаться кровью»17.

В книге отмечается, что все государства создаются будто бы только «для объединения людей в целях войны». Книга пронизана идеей национализма, превосходства «нордической расы», ненавистью к другим народам, особенно славянским, обоснованием необходимости создания «нордической Европы» под главенством немецких фашистов, т. е. германских империалистов. Однако Розенберг признает, что не все немцы могут пользоваться благами за счет порабощения других народов после установления «тысячелетнего царства рейха» и его фашистского «нового порядка». Это благо должно принадлежать только избранной части — «элите», которую должны составлять в первую очередь члены фашистской партии. Гитлер более откровенно высказал эту мысль. «Мы хотим, — говорил он, — произвести отбор слоя новых господ, чуждого морали жалости, слоя, который будет сознавать, что он имеет право на основе своей лучшей расы господствовать, слоя, который сумеет установить и сохранить без колебаний свое господство над широкой массой»18.

Книга Розенберга, изданная впервые в 1930 г., а затем широко распространенная в Германии, была направлена против марксистско-ленинского мировоззрения, она идеологически обосновывала планы германского империализма, направленные на уничтожение первого в мире пролетарского государства.

Целям идеологической подготовки войны были подчинены вся система официальной пропаганды, просвещения и деятельность культурно-просветительных учреждений. Помимо пропагандистского аппарата фашистской партии, в Германии был создан и расширен до громадных размеров государственный пропагандистский аппарат. Через унифицированные радио, печать, литературу, искусство, посредством школ, высших учебных заведений гитлеровцы стремились заразить народ идеологией милитаризма, воспитать его в духе бредовых фашистских человеконенавистнических идей.

Фашистская пропаганда характеризовалась полным пренебрежением правдой. Социальная демагогия, ложь, безудержная клевета на своих политических противников являлись основным методом фашистской пропаганды. «Чем проще вздор, чем больше он рассчитан на примитивные чувства, тем успешнее результаты, — писал Гитлер в «Майн кампф». — Меньше научного балласта в пропаганде, больше обращаться к чувствам толпы» — призывал он.

Большая роль в насаждении милитаристской фашистской идеологии, в растлении немецкого народа принадлежала фашистской молодежной организации «Гитлерюгенд». «Мы снова хотим оружия, — говорил Гитлер, — поэтому все, начиная от букваря ребенка и до последней газеты, каждый театр и каждое кино, каждый столб для плакатов и каждая свободная доска для объявления должны быть поставлены на службу этой единственной большой миссии»19.

Все преподавание в школах и высших учебных заведениях, все науки были военизированы. «...Студент должен приходить в высшую школу, — говорилось в фашистском журнале «Политише виссеншафт» (1934 г., № 3), — с требованием, чтобы наука была такой же солдатской, как и его собственная выправка, а профессор обладал качествами вождя и солдата»20.

Таким образом, планируя агрессивную войну, гитлеровцы проводили усиленную идеологическую подготовку к ней.

Примечания

1. Бланк А.С. Адвокаты фашизма. Легенды и мифы реакционной буржуазной историографии о германском фашизме. М., 1974, с. 101—103.

2. Петцина Д. Мобилизация немецкой рабочей силы национал-социалистами накануне и во время второй мировой войны. — «XIII Международный конгресс исторических наук». М., 1970, с. 4.

3. Кучинский Ю. История условий труда в Германии. М., 1949, с. 387.

4. «Reichsgesetzblatt», 1934, Teil I, S. 45; Das Dritte Reich in Dokumenten, S. 17.

5. См. Петцина Д. Указ. соч., с. 4.

6. «Reichsgesetzblatt», 1935, Teil I, S. 769.

7. Ulbricht W. Der faschistische deutsche Imperialismus (1933—1945). Berlin, 1952 S. 37.

8. «Reichsgesetzblatt», 1935, Teil I, S. 769.

9. Розанов Г.Л. Германия под властью фашизма (1933—1939). М., 1961, с. 129.

10. Цит. по кн.: Wandel P. Der deutsche Imperialismus und seine Kriege — das nationale Unglück Deutschlands. Berlin, 1955, S. 126.

11. Розанов Г.Л. Указ. соч., с. 128.

12. Винцер О. 12 лет борьбы против фашизма и войны. М., 1956, с. 126.

13. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. I, с. 601—602.

14. Гейден С. Критика немецкой геополитики. М., 1960, с. 79.

15. Один из любимых учеников Гаусгофера, Рудольф Гесс, позже был назначен заместителем Гитлера.

16. Der Nationalsozialismus. Dokumente 1933—1945, S. 28—31.

17. Rosenberg A. Der Mithus des 20. Jahrhunderts. München, 1935, S. 114.

18. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. I, с. 464—465.

19. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах, т. I, с. 465.

20. Там же, с. 587.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты