Библиотека
Исследователям Катынского дела

Усиление натиска фашистской Германии на Ближний Восток

После захвата Греции фашистская Германия еще до начала войны против Советского Союза стремилась овладеть рядом других важнейших стратегических пунктов, особенно на Средиземном море и Ближнем Востоке, чтобы обеспечить себе позиции для войны против Англии, а также для нанесения ударов по важным стратегическим объектам Советского Союза на юге (в частности, по Баку).

Особое значение Германия придавала острову Крит, господствующему над восточной частью Средиземного моря, могущему служить базой для германского наступления на Ближнем Востоке и в районе Суэцкого канала. Английская авиация, базирующаяся на Крите, могла наносить удары по румынским нефтепромыслам, по германским и итальянским коммуникациям в Юго-Восточной Европе.

Сразу же после окончания войны с Грецией гитлеровское командование приступило к подготовке операции против Крита. В связи с господством английского флота в Средиземном море оно решило осуществить захват Крита с помощью высадки на остров с самолетов парашютных войск, которую оно еще не применяло в значительных масштабах в ходе войны. Высадка этого десанта и овладение островом должны были иметь большое не только военное, но и политическое значение. Они должны были продемонстрировать англичанам, что, несмотря на их господство на море, участь Англии, учитывая превосходство Германии в воздухе, предрешена.

Для наступления против Крита были выделены 7-я парашютная и 5-я горнострелковая дивизии. Для прикрытия десанта с воздуха и для борьбы с английскими военно-морскими силами предназначался 8-й авиационный корпус в составе 1280 самолетов1.

Англичане, занятые войной в Африке, располагали на острове незначительными силами — 27 500 человек, главным образом в составе австралийских и новозеландских частей, в основном эвакуированных из Греции; кроме того, там находилось 11 греческих батальонов, которые были даже не полностью вооружены. Оборона острова, как это признает и Черчилль, была организована недостаточно. Англичане не ожидали, что гитлеровцы предпримут вторжение с воздуха. Противовоздушная оборона состояла всего из 5 зенитных батарей. Войска были вооружены только легким оружием, располагали всего 9 танками и примерно 30 боевыми самолетами, которые после начала германского вторжения улетели в Каир.

Германское командование (руководил операциями Генерал-фельдмаршал Лист) тщательно подготовило наступление и стремилось провести его как можно быстрее и эффективнее ввиду предстоящей войны с Советским Союзом.

25 апреля 1941 г. ОКВ издало директиву № 25 (операция «Меркурий») по захвату острова Крит «для превращения его в базу ведения воздушной войны против Англии в восточной части Средиземного моря»2. В директиве особенно подчеркивалась необходимость быстрого завершения этой операции, которая ни в коем случае не должна привести к задержке сосредоточения войск по плану «Барбаросса»3. После захвата острова воздушно-десантный корпус подлежал приведению в боевую готовность для нового использования.

20 мая после сильного воздушного налета и бомбардировки укреплений англичан на острове германские авиадесантные войска были выброшены на остров. Это было первое и единственное в истории второй мировой войны столь крупное вторжение авиадесантных войск.

Положение немцев облегчалось еще и тем, что их воздушные базы находились в 120—140 км от острова Крит, на материке, а английские — в Египте и в других пунктах на расстоянии 500—1000 км в недосягаемости английской истребительной авиации. В дополнение к действиям парашютистов германское командование организовало морской десант с войсками и тяжелым вооружением. Для этого были использованы многочисленные мелкие греческие суда. Однако английский военно-морской флот обнаружил их и почти полностью уничтожил. Больше немцы не предпринимали попыток высадки морских десантов на Крит. Несмотря на господство в воздухе, немецкие парашютные войска несли большие потери. В первый день боев им не удалось занять ни одного аэродрома на Крите. Попытки англичан доставить по морю подкрепление на Крит были сорваны германской авиацией; английский военно-морской флот понес значительные потери. Бои на Крите продолжались до 29 мая, когда на помощь немцам с Додеканезских островов высадились итальянские войска4.

Англичане потеряли в боях на острове Крит около 15 тыс. человек, что составляло половину гарнизона. Остальные были эвакуированы военно-морским флотом в Каир5. Весьма велики были потери английского военно-морского флота. Было потоплено 3 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 29 мелких военных кораблей6. Значительные потери понесла и Германия: около 4 тыс. человек было убито и пропало без вести, свыше 2,5 тыс. ранено7. Большие потери войск и авиации в боях за Крит привели к тому, что германское командование в дальнейшем сочло нецелесообразным такое массированное применение десантных войск и больше не пыталось его повторять.

Фашистская Германия решила оказать помощь своему союзнику — Италии, армия которой терпела поражение в сражении с англичанами в Африке. С этой целью 12 февраля в Африке был высажен немецкий корпус под командованием Роммеля. Воспользовавшись переброской английских дивизий на Балканы, его корпус вместе с итальянской армией достиг успеха. Однако подготовка войны против СССР не позволила немецкому командованию послать ему подкрепление, и он вынужден был оставить захваченные территории.

24 апреля 1941 г. Гальдер, констатируя в своем дневнике кризисное положение корпуса Роммеля, отмечал: «...мы, к сожалению, почти бессильны оказывать помощь, и остается надеяться, что Роммелю удастся продержаться»8. В конце апреля в Африку был направлен генерал Паулюс с задачей выяснить обстановку и «сообщить Роммелю о наших незначительных возможностях по оказанию ему помощи»9.

На действия корпуса Роммеля фашистское руководство Германии возлагало также большие надежды в связи с предстоящими операциями по плану «Барбаросса». В директиве ОКВ № 30 «Средний Восток» от 23 мая 1941 г. говорится, что «арабское освободительное движение на Среднем Востоке является нашим естественным союзником против Англии»10. Здесь же отмечалось, что после «осуществления «Барбароссы» решится, будут ли и каким образом окончательно ликвидированы... английские позиции между Средиземным морем и Персидским заливом». Был создан специальный штаб немецко-фашистских войск («Ф») для координации усилий вермахта на Ближнем Востоке11. Министерство иностранных дел и ОКВ организовали широкую прогерманскую пропаганду на Ближнем Востоке.

Особое внимание в этих планах уделялось Ираку, куда Германия направила военную миссию, авиацию и вооружение.

Ирак занимал важное стратегическое положение по отношению к СССР. Из его портов в Персидском заливе шел прямой путь в английскую колонию — Индию. Ирак являлся также плацдармом для экспансии в Иран, Афганистан, а главное — для наступления с юга на СССР. По планам гитлеровцев в этом районе должна была произойти встреча германских и японских войск. Особое значение для Германии имели природные богатства Ирака: нефть, хлопок, шерсть. Ирак занимал шестое место в мире по добыче нефти. В то время на страницах германской печати снова воскресли планы строительства Багдадской железной дороги. Для укрепления своих позиций на Ближнем Востоке фашистская Германия выступила в роли защитницы прав арабских народов против англичан и с этой целью широко использовала подготовленную германской контрразведкой и бюро Розенберга германскую агентуру.

После начала войны в Европе проанглийское правительство Нури-Саида в Ираке разорвало дипломатические отношения с Германией. Тогда Германия усилила свою подрывную деятельность, пытаясь посредством создания фашистских организаций, подкупа племен и убийства проанглийски настроенных политических деятелей Ирака поставить свою креатуру у власти. С помощью германских агентов 1 апреля 1941 г. в Ираке был произведен государственный переворот, к власти пришло правительство, возглавляемое ставленником Германии Рашидом-Али-Гайлани12. Хотя новое правительство и заявляло о стремлении соблюдать англо-иракский договор, оно начало проводить прогерманскую политику. Воспользовавшись этим, Германия стала подготавливать базы для высадки своих войск в Ираке. Несколько немецких самолетов приземлились в районе Мочульского аэродрома в Багдаде, а также в Сирии и Ливане.

Происки Германии в Ираке вызвали беспокойство английского правительства. Черчилль приказал срочно перебросить войска в Ирак и занять аэродром в Хаббании. После ряда столкновений с иракскими войсками, не желавшими воевать за интересы гитлеровской Германии, 30 мая англичане заняли столицу Ирака Багдад. Рашид-Али-Гайлани и его союзники бежали из страны. К власти в Ираке снова вернулось проанглийское правительство. Английские сухопутные и военно-воздушные силы оккупировали важнейшие стратегические пункты Ирака (Багдад, Мосул и др.). Германия не смогла оказать значительную помощь своей агентуре в Ираке.

Германия активизировала свои происки также в Сирии. Еще до войны она стремилась укрепить там свои позиции. Сирию посещали Шахт, лидер «Гитлерюгенд» Ширах и другие гитлеровцы, с помощью которых была создана фашистская подрывная организация, финансировавшаяся и снабжавшаяся оружием из Германии.

После поражения Франции гитлеровцы решили укрепиться в Сирии с помощью «правительства Виши» и его ставленника, верховного комиссара Сирии генерала Денца, использовать этот район в качестве базы для агрессии на Ближнем Востоке. Происки Германии в Сирии представляли большую опасность для Англии в этом районе: близость к Суэцкому каналу, нефтепроводу и т. д. По соглашению, заключенному с генералом Денцем, Германия использовала аэродромы Сирии для переброски самолетов в Ирак13.

14 мая английская авиация начала совершать налеты на сирийские аэродромы. Затем вторглись английские войска совместно с войсками «Свободной Франции», действия которых поддерживались английским военно-морским флотом и авиацией с территорий Ирака, Палестины, Трансиордании. Был также высажен десант с кораблей на территории Сирии. После довольно продолжительного и упорного сопротивления войска генерала Денца 11 июля капитулировали14. В связи с началом военных действий против СССР Германия и на этот раз не смогла оказать помощь своей агентуре в Сирии. Занятие Англией Ирака, Сирии и Ливана в условиях, когда силы фашистской Германии были прикованы к советско-германскому фронту, преградило путь немецким войскам на Ближний Восток.

Как при подготовке к первой мировой войне, так и готовясь ко второй мировой войне, германские империалисты уделяли большое внимание вовлечению в свой агрессивный блок Турции. Гитлеровцев привлекало ее стратегическое положение, особенно черноморские проливы, ее транспортные пути, позволявшие проникать на Средний и Ближний Восток. Турция, располагавшая среди государств Ближнего Востока самыми крупными вооруженными силами, рассматривалась гитлеровцами в качестве серьезного фактора в их плапах войны против Англии, но главное — как плацдарм для войны против Советского Союза.

Для привлечения Турции на свою сторону гитлеровцы стремились использовать ревизионистские устремления правящих кругов Турции, их недовольство Севрским и Лозаннским договорами, их пантюркистские, панисламистские агрессивные планы в отношении народов Среднеазиатских и Закавказских советских республик.

Значительный интерес представляли для Германии природные богатства Турции (марганец, никель, хлопок, шерсть), ее продовольственные ресурсы. До начала войны доля Германии во внешней торговле Турции была весьма значительной15. Эта торговля шла главным образом через морские порты. Но с началом войны Турция в значительной мере была отрезана от европейских рынков. С целью вовлечения Турции в германский агрессивный блок в апреле 1939 г. послом в Анкару был назначен бывший рейхсканцлер Германии Франц фон Папен, организатор шпионажа, диверсий и международных провокаций, что свидетельствовало о том, что гитлеровцы рассматривали посольство в Анкаре как важнейший дипломатический пост16. Используя многочисленную германскую агентуру, Папен развил большую дипломатическую активность на Ближнем Востоке и на Балканах.

С началом войны усилилась англо-германская борьба, как пишет Папен, «дуэль за Турцию»17. Германия встретилась с сильным англо-французским экономическим и политическим влиянием в Турции. 19 октября 1939 г. в Анкаре был подписан англо-французский договор о взаимной помощи, по которому Турция обязывалась оказывать помощь Англии и Франции в случае возникновения войны в восточной части Средиземного моря и их вступления в войну в защиту Румынии и Греции, подвергшихся нападению третьей стороны.

После побед Германии в Западной Европе и разгрома Франции правящая клика Турции все больше склонялась к союзу с агрессивным блоком фашистских государств. Обе воюющие группировки в целях привлечения Турции на свою сторону пытались запугать ее мнимой угрозой со стороны Советского Союза. Под предлогом защиты Турции они предлагали создать на ее территории свои военные базы. В письме президенту Турции Иненю от 31 января 1941 г. Черчилль предлагал послать в Турцию средства ПВО, военных инструкторов, а также создать авиационные базы, ибо «мощная английская бомбардировочная авиация могла бы из Турции, — писал Черчилль, — атаковать нефтепромыслы Баку... Сельское хозяйство России в большой мере зависит от снабжения нефтью из этих источников, и разрушение их вызвало бы жестокий голод в стране»18.

В целях вовлечения Турции в войну на стороне Германии гитлеровцы, в частности Папеп, распространяли клеветнические слухи о якобы агрессивных намерениях СССР, о его «планах» в отношении Турции «захватить Дарданеллы и Константинополь». Ввиду распространения подобных провокационных слухов Советское правительство 25 марта 1941 г. обменялось заявлениями с турецким правительством. Советское правительство довело до сведения турецкого правительства, что:

1) Подобные слухи совершенно не соответствуют позиции СССР.

2) Если Турция действительно подвергнется нападению и будет вынуждена вступить в войну для защиты своей территории, то Турция, исходя из существующего между нею и СССР пакта о ненападении, может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет19.

И хотя турецкое правительство в связи с этим заявлением выразило свою «самую искреннюю благодарность Советскому правительству» и заявило в свою очередь, что в случае, если бы СССР оказался в подобной ситуации, он мог бы рассчитывать на полное понимание и нейтралитет Турции20, но в действительности это заявление правительства Турции было лицемерным. В те дни оно тайно сговаривалось с правительствами фашистской Германии и Англии о содействии им в их антисоветских планах.

26 февраля министр иностранных дел Великобритании Антони Иден и начальник имперского штаба генерал Джон Дил во время переговоров с турецкими министрами добивались от Турции открытия Дарданелльских проливов для прохода английской Средиземноморской эскадры в Черное море. В те же дни президента Турции посетил Папен и передал ему письмо Гитлера, которым Германия пыталась успокоить турецкое правительство в связи с предстоящим вступлением германских войск в Болгарию и подготовкой войны против Греции21. Гитлер писал, что, продвигаясь по территории Болгарии, германские войска не подойдут ближе 20 миль к границам Турции. «Это, — как отмечает Папен, — вполне устраивало турецкого президента»22.

После дальнейших успехов Германии на Балканах (захвата Югославии и Греции), когда правителям Турции становилось все более ясным, что очередной удар фашистской Германии будет нанесен против СССР, а это соответствовало и их собственным агрессивным устремлениям, они все больше сближались с фашистской Германией. Союз с Турцией был также необходим гитлеровцам в связи с их авантюрой в Ираке и Сирии. Через Турцию они намеревались поставлять вооружение и солдат для помощи своей агентуре в этих странах.

14 мая 1941 г. после длительной беседы с турецким президентом Папен доносил Риббентропу: «Президент готов заключить договор, обеспечивающий восстановление прежних дружественных отношений». Но в связи с тем, что этот договор мог оказаться в противоречии с обязательствами англо-турецкого договора, президент, писал Папен, заявил: «Раз есть желание, то найдется и формулировка»23. О том, что обязательства по этому договору могут оказаться в противоречии с обязательствами Турции по советско-турецкому договору о дружбе и нейтралитете 1925 г., президент даже не счел нужным напомнить германскому послу.

Подготавливая договор с Турцией, гитлеровцы опасались, что подобный шаг турецкого правительства может привести к выступлениям народных масс против вступления Турции в агрессивный фашистский блок и к повторению югославского примера. 16 мая Риббентроп просил Папена сообщить ему, что в связи с подготовкой заключения договора с Турцией и изменением ее внешнеполитической ориентации «не подвергаем ли мы себя этим опасности внутриполитического путча в Турции, как это имело место недавно в Югославии после присоединения к «тройственному пакту», не грозят ли нам неожиданные сюрпризы в виде устранения президента и руководящих министров путем государственного переворота или чего-либо подобного»24.

Опасаясь выступления народных масс, Риббентроп предлагал одновременно с заключением официального, предназначенного для опубликования в печати договора составить секретный протокол. Этот секретный документ должен был предоставить Германии право транзита через территорию Турции неограниченного количества военных материалов германской агентуре в Ирак, Афганистан, Сирию и германских войск под видом «персонала», сопровождающего это вооружение.

Гитлеровцы внимательно следили за возраставшими с каждым днем аннексионистскими вожделениями правителей Турции в отношении СССР — их стремлением захватить Крым, Кавказ, Поволжье, Среднюю Азию, а также Сирию и территорию на Балканах. Агрессивные требования правительства Турции вступали в противоречие с целями германских империалистов, которые сами зарились на эти районы. Поэтому гитлеровцы в качестве компенсации сулили туркам часть территории своего союзника — Болгарии, у Адрианополя, а также какой-либо остров в Эгейском море, но... после окончания войны. Что касается турецких притязаний на Сирию, то Германия, ссылаясь на свои отношения с «правительством» Виши, заявляла, что не может поддержать их25. В составленном проекте секретного договора гитлеровцы предлагали ограничиться по данному вопросу общими фразами. «Германия, — говорилось в проекте договора, — будет политически и дипломатически поддерживать стремление Турции обеспечить ее владения и достигнуть жизненно необходимой для нее ревизии Лозаннского договора»26.

По мере приближения срока нападения фашистской Германии на СССР гитлеровцы торопили турецкое правительство с подписанием договора.

18 июня 1941 г., за четыре дня до нападения на СССР, после длительного обсуждения и был подписан германо-турецкий договор о ненападении и дружбе27, который являлся составной частью дипломатической подготовки войны фашистской Германии против СССР. Правительство Турции, заключив договор с фашистской Германией, в то же время сохранило в силе аналогичный договор с Англией. 16 мая оно по согласованию с правительством Германии поставило в известность правительство Великобритании о подготовке германо-турецкого договора28. Как писал Риббентроп Папену, преамбула договора была так сформулирована гитлеровцами и принята правителями Турции, чтобы она давала возможность расширения политического и военного сотрудничества Германии с Турцией29.

Заключение договора о нейтралитете с Турцией принесло большое преимущество фашистской Германии. Договор обезопасил правый фланг германского фронта, и она смогла, не опасаясь за позицию Турции, перебросить значительные силы своих войск для наступления против Советского Союза.

Последующие события показали, что Турция фактически свела на нет советско-турецкий договор 1925 г., сошла с позиции нейтралитета, фактически являлась невоюющим союзником фашистской Германии и своей политикой оказала большую помощь гитлеровцам в осуществлении их военных планов.

Таким образом, к лету 1941 г. фашистская Германия достигла значительных успехов в Юго-Восточной Европе. В ее руках оказались экономические и людские ресурсы этого района, а также, что особенно важно, она овладела важнейшими стратегическими позициями и обеспечила свой правый фланг для наступления против Советского Союза.

Примечания

1. Churchill W.S. Op. cit., vol. III, p. 279.

2. Дашичев В.И. Указ. соч., т. II, док. № 28, с. 716—717.

3. Там же.

4. Фуллер Д. Вторая мировая война 1939—1945. М.—Л., 1956, с. 151.

5. Churchill W.S. Op. cit., vol. III, p. 301.

6. Ibidem.

7. История второй мировой войны 1939—1945, т. III, с. 270.

8. Гальдер Ф. Указ. соч., т. II, с. 483.

9. Там же.

10. Дашичев В.И. Указ. соч., т. I, док. 227, с. 751.

11. Там же.

12. Schurchill W.S. Op. cit., vol. III, p. 253.

13. Ibid., p. 322.

14. Типпельскирх К. Указ. соч., с. 157.

15. «Südostökonomist», 8.IV.1940.

16. Papen F. Memoirs. London, 1952, p. 454.

17. Ibid., p. 470.

18. Churchill W.S. Op. cit., vol. III, p. 31.

19. «Известия», 1941, 25 марта.

20. Там же.

21. Papen F. Op. cit., p. 472.

22. Ibid., p. 473.

23. Документы министерства иностранных дел Германии, вып. II. Германская политика в Турции (1941—1943 гг.). М., 1946, с. 7.

24. Там же, с. 9.

25. Документы министерства иностранных дел Германии, вып. II. Германская политика в Турции (1941—1943 гг.). М., 1946, с. 17, 19.

26. Там же, с. 20.

27. Там же, с. 18.

28. Там же, с. 27.

29. Там же, с. 28.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты